Беседа девятая: Поездки по делам.

В жизни каждой семьи возникает необходимость оставить дом на некоторое время для поездок: по делам, за покупками, в гости, в театр, да мало ли куда! Не все поездки необходимо совершать вместе с маленьким ребенком, но, как правило, многие поездки связаны с обеспечением его интересов: покупки, посещение театров, утренников, знакомых и т.п. Для нормального развития ребенка (особенно если ему больше трех лет) участие ребенка в таких поездках является если не необходимым, то желательным. И здесь перед многими родителями возникает вопрос, как ехать: на машине или общественном транспорте? Для многих, имеющих личный автотранспорт, ответ однозначен — зачем толкаться в автобусе, трамвае, метро…, когда на машине лучше, да и быстрее!

Действительно, поездки на легковом автомобиле намного комфортнее, чем поездка в общественном транспорте, но поездки с незрячим ребенком в общественном транспорте, являются хорошим средством познания окружающего мира, развития его пространственной ориентировки, коммуникативных способностей. По моему мнению, такие поездки должны быть достаточно частыми (не менее 2 раз в неделю) и разнообразными (по виду транспорта и направлению), по крайней мере, в период с 3 до 7 – 9 лет.

Расскажу историю, которую поведала мне одна женщина. Мне очень памятна эта встреча. В 1989 году на Большом проспекте Петроградской стороны Ленинграда мое внимание привлекла аккуратно одетая женщина 30 – 35 лет, переходящая улицу. В её руках была белая трость. Я помог ей перейти. Выяснилось, что она идет в магазин, мимо которого я буду проходить. Предложил довести, она согласилась. Сказав, что у меня незрячий сын, посетовал на транспортные проблемы. В ответ услышал её историю.

Она была единственным и долгожданным ребенком в интеллигентной потомственной семье врачей, проживающих в своем фамильном доме в одном из городов Приуралья. Родилась она тотально слепой. Не имея возможности ещё иметь детей, родители не отказались от неё и решили сделать все для будущего своей единственной дочери. Дошкольное детство она провела дома, мать ушла с работы и полностью посвятила себя дочери. Родители много занимались её интеллектуальным развитием: в доме всегда была музыка, ей много читали, учили играть на фортепиано, с раннего детства возили на концерты, детские праздники. Почти все поездки совершались на служебном автомобиле отца. Когда ей исполнилось семь лет, отец продает свой дом, фамильное имущество и семья переезжает в другой город, где есть школа слепых. Новый дом на окраине города. Отец покупает автомобиль, и ежедневно возит её в школу. Почти каждое лето они выезжают отдыхать на юг. Да и вообще, она не помнит ни одной своей поездки из дома не на автомобиле. Школьные годы проходят без хлопот, она с отличием оканчивает школу. Интеллектуальна развита, обладает хорошим объемом гуманитарных знаний. Родители находят способ перебраться жить в Ленинград, чтобы она могла учиться в Вузе. Вроде бы все прекрасно. Она готовится к поступлению в институт, но тут, в одночасье, умирают отец и мать. Слепая девушка в чужом городе практически без средств к существованию, остается одна. Дальним родственникам с Приуралья она не нужна. Ужас, охвативший её, чуть не привел к самоубийству. На её счастье, по соседству проживала одинокая пожилая женщина, тоже слепая. Она помогла не только выжить моей спутнице, но и научила её всему: ухаживать за собой, готовить, стирать, шить – т.е. всем житейским премудростям, которым не научили родители. Правда Вуз она закончить так и не сумела.

В заключение своего рассказа, поинтересовавшись, сколько лет сыну, моя спутница сказала: «Ни в коем случае сейчас не покупайте машину, учите своего ребенка ездить в общественном транспорте. Он должен знать город, должен уметь ходить и ездить по городу сам. Знать, как и на чем добраться в нужное место, как себя вести в транспорте, как просить помощи, чтобы войти в автобус (трамвай, троллейбус, вагон) или выйти из него. Всё это оказалась для меня самой трудной наукой в жизни. Моя наставница на моё обучение пользоваться общественным транспортом потратила почти шесть лет».

Этот пример показывает, что «слепая» любовь родителей может привести к очень печальным последствиям. Без любви нельзя ребенка «поставить» на ноги, но любовь должна быть продуктивной, каждый родитель должен всегда задавать себе вопрос – «А как ребенок будет жить, когда не станет меня?», и делать все, чтобы ребенок мог, когда вырастет, жить или самостоятельно, или, не становясь обузой, использовать поддержку других людей (не обязательно родственников).

Бывают случаи, когда у ребенка не только нарушения зрения, но имеются и другие нарушения в развитии, так называемые сочетанные отклонения в развитии, и для него всю жизнь будет требоваться постоянная помощь других. Если в случае смерти родителей другие родственники не могут оказывать ему нужную помощь (в жизни бывает все), то такие дети (обычно уже старше 18 лет) попадают в учреждения социальной защиты – интернаты (дома для инвалидов и престарелых). И если ребенок не был подготовлен к жизни в этих, новых, условиях, то жизнь в интернате для него (и для обсуживающего персонала) превращается в кошмар на многие месяцы, а то и годы. Не все выдерживают этот кошмар и погибают. Случается это не потому, что в интернатах «плохие» условия и ли «злой, вредный» персонал, а потому, что ребенок оказался неподготовленным родителями к жизни без них.

Когда же родители с раннего детства помогают своим незрячим детям освоить окружающий мир, не создают для них «тепличных» условий, то из детей вырастают активные самостоятельные люди, успешно решающие свои жизненные проблемы, несмотря на слепоту.

Около десяти лет назад у меня на рабочем столе раздался телефонный звонок. Я снял трубку. Приятный женский голос спросил меня, я ответил, что у телефона. Женщина назвала свое имя, фамилию и сказала: «Я проездом, из Москвы, нахожусь на Московском вокзале, хочу зайти к Вам и познакомиться с деятельностью вашей организации. Есть ли возможность встретиться в ближайшее время, и если – да, то как до Вас добраться?» В этот день у меня была назначена деловая встреча, но до неё было ещё часа два. Рассудив, что за это время, я успею принять московскую гостью (ей на дорогу от Московского вокзала до нас 20 – 25 мин., 30 – 40 мин. на рассказ о нашей деятельности, а за оставшееся время я успею собраться и не опоздаю на деловую встречу), я ответил, что готов встретиться. Назвал адрес и объяснил, как добраться: «Спуститесь в метро, проедете одну остановку. Выйдя из станции метро, повернете по проспекту направо, перейдя вторую улицу, идите направо, дойдя до подворотни нашего дома, войдите во двор, на противоположной стене двора наша вывеска. Вход к нам слева от вывески».

Прошло 25 мин., затем еще 20, а гостьи не было (мобильные телефоны в те годы ещё не были распространены). Я уже начал сожалеть о том, что согласился на эту незапланированную встречу, как меня позвали. Вышел в коридор и увидел миловидную молодую женщину. Глаза её были закрыты большими темными очками, а в руках она держала белую трость. Мне стала понятна причина её задержки — её никто не сопровождал, она пришла к нам одна, основываясь на моих объяснениях по телефону.

Так я впервые встретился с Ириной З. – удивительно активным и жизнерадостным человеком. В тот раз моя встреча с Ириной продлилась более двух часов, она меня настолько заинтересовала, что я договорился о переносе деловой встречи на другое время. В дальнейшем я неоднократно встречался с Ириной на различных мероприятиях в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России. На одних мероприятиях она была с сопровождающих, на других одна. Мы часто с ней разговаривали об образовании слепых, их жизни; её интересовало, как идут дела у Максима, как он учится, как работает школа и другое. Меня восхищала её самостоятельность, жизнерадостность, жажда деятельности. Как-то в разговоре она мне сказала: «Я очень благодарю свою маму, за то, что она в детстве никогда не ограждала меня и не ограничивала от окружающей жизни».

Среди слепых я встречал много интересных, жизнерадостных людей: Дима Б. из Уфы – ровесник моего старшего зрячего сына, но в отличие от него, ставший уже дважды отцом; Олег П. – мой ровесник, поэт, прошедший хорошую жизненную школу, активный функционер Общества слепых, сделавший много для выживания Санкт-Петербургской организации ВОС, в тяжелые 80 и 90 – е годы XX столетия, один из создателей издательства «Чтение» и многие, многие другие. И все они отмечают, что основа их жизненных успехов была заложена родителями в детстве и закреплена во время обучения в школе для слепых.

Конечно, необходимость и потребность самостоятельно ездить у Вашего ребенка, появиться только в 15 – 20 лет, т.е. к концу обучения в школе. До этого у него будет размеренная жизнь, определенная школой, при «жесткой» опеке со стороны взрослых: родителей, учителей, воспитателей. Но подготавливать его к реализации этой потребности необходимо с первых годов жизни.

Поэтому, прежде чем выбрать в качестве транспорта для деловой поездки легковой автомобиль, подумайте, а будет ли для Вашего ребенка такая поездка полезна. Может быть, поездка на трамвае, автобусе, метро для ребенка более интересны. Да, для поездки на общественном транспорте с маленьким, да ещё со слепым ребенком, приходится выбирать время, когда транспорт не переполнен. Придется потратить больше времени. Появятся и другие «неудобства», но так ли они значимы, чем те проблемы, которые возникнут перед Вашим ребенком и соответственно перед Вами, через энное количество лет.

Если Вы решили ехать с ребенком на общественном транспорте, то заранее расскажите ему, куда и зачем вы едете, где находится интересующее Вас место. На каком транспорте поедете и т.д. Во время поездки необходимо объяснять причину любого «пугающего» шума и рассказывать обо всем, что может представлять интерес для ребенка – каждая поездка должна превратиться в средство познания окружающего мира.

При поездке на общественном транспорте возникает много «мелких» трудностей, которые мы с Вами не замечаем, но при поездке с незрячим ребенком они могут вылиться в серьезные неприятности или травмы. Расскажу о некоторых из них.

При посадке в транспорт ребенка лет до четырех — пяти можно взять на руки и внести, но когда он становится «неподъемным», надо учить его входить в двери автобуса, трамвая, троллейбуса. Кажется, что это так просто: подождать, когда подъедет автобус, откроет двери, подойти к дверям, поставить одну ногу на ступеньку, затем другую и войти в салон. Если с Вами зрячий ребенок, то он, основываясь на своем зрительном опыте, довольно быстро решит эту задачу, держась за Вашу руку. Но незрячий ребенок не имеет такого опыта и знает автобус по издаваемому им шуму, по его покачиванию во время движения и другим слуховым, тактильным и обонятельным ощущениям, которые, естественно, не могут дать полноценного образа. Конечно, игрушечные автобусы, помогут сформировать общее представление, но необходимо найти возможность и обследовать с ребенком транспортное средство. Об этом всегда можно договориться с водителем на конечной остановке, пока транспортное средство «отдыхает» и в нем нет пассажиров. Два – три таких обследования позволят ребенку понять, как надо входить, выходить, проходить между кресел и садиться в них.

Но одно дело посадка в «отдыхающий» автобус и совсем другое дело — в остановившийся на одну-две минуту на промежуточной остановке. Во-первых, старайтесь пользоваться передней дверью, по крайней мере, на начальном этапе. Во – вторых, при посадке не надо ребенка подталкивать к входу, пытаясь, наклонившись и взяв его под мышки, «впихнуть» перед собой – есть опасность, что водитель не увидит Вас с ребенком в зеркало заднего вида и начнет закрывать двери – это уже опасно. Лучше, подойдя к двери держа ребенка за руку и убедившись, что Вам не мешают входить, поставить одну ногу на подножку вплотную к створке открытой двери. Поверьте, даже нежная женская ножка в изящной туфельке без вреда для себя и обуви спокойно удержит в этом положении дверь и не даст её закрыться, если водитель, не заметив Вас, нажмет кнопку «закрыть двери». Водитель же, ни когда не начнет движение при открытых дверях и поэтому, обратит на Вас внимание и исправит свою «оплошность».

Поставив ногу на подножку, поддерживая ребенка за руку и подсказывая ему, как действовать: «Шагни ближе, найди рукой борт автобуса (угол дверного проема, перила), обопрись, подними ногу, ступи на подножку» и т. п., введите ребенка в салон. Сами входите за ним. Выходить нужно аналогично, только первым выходите Вы и, придерживая ногой дверь, помогаете ребенку выйти. Чем чаще Вы будете ездить, тем быстрее освоите эту процедуру, скоро она станет обычной.

Войдя в салон, некоторые сразу же начинают требовать, от сидящих пассажиров, чтобы уступили место незрячему ребенку (инвалиду). Такое требование выглядит (как бы мягче сказать) не очень тактично по отношению к ребенку. Как правило, если ребенок маленький, Вам и так кто-нибудь уступит место, не обращая внимания на «особенность» ребенка. Когда ребенок подрастет, то он может и постоять. Главное научить ребенка держаться за поручни, спинки кресел, расставив для устойчивости пошире ноги. С возрастом ребенок научится сам находить в салоне комфортное место, а когда он будет ездить с белой тростью, о чем мы будем говорить позже, окружающие всегда помогут.

Некоторые пассажиры в конце своей поездки, начинают готовиться к выходу заранее — за 1- 2 остановки до нужной: встают с сидения, пробираются к выходу и, встав перед ним, мешают выходящим и входящим, возмущаясь при этом, что их толкают. Не подражайте им, особенно, если едете с незрячим ребенком. Дождитесь, когда после остановки, предшествующей вашей, двери закроются и транспорт, набрав скорость, начнет равномерно двигаться. Тогда вставайте и пробирайтесь к выходу. Гарантирую, что успеете выйти и вывести ребенка.

Максим к 7 годам легко и спокойно входил и выходил из транспорта, без проблем и травм ездил со мной даже в часы пик. Он имел представления о многих видах наземного, воздушного, водного транспорта. Конечно, его представления существенно отличались от представления зрячего ребенка, но для чего нужен транспорт и как на нем ездят (летают, плавают) он знал. Для него не совсем было ясно, почему «стучат» колеса вагона, с этим он разобрался позднее, но этот стук не вызывал у него страха. Позднее, в начальной школе, мы проехали почти по всем станциям метро, используя различные варианты пересадок с линии на линию, и он узнал, что к месту назначения можно добраться разными маршрутами. Всё это сегодня (в студенческие годы) позволяет ему без сопровождающего ездить по городу.

В начале беседы я сказал, что «поездки должны быть достаточно частыми…, по крайней мере, в период с 3 до 7 – 9 лет». Почему? Да потому, что это самые продуктивные годы для познания – все навыки, освоенные в детстве, остаются на всю жизнь.