Первоклассник в коррекционной школе.

Недалеко то время, когда ваш малыш с ранцем за плечами перешагнет порог школы. Что там, за этим порогом? В один ясный сентябрьский день вся жизнь ребенка потечет по новому руслу. Беззаботное времяпровождение дошкольника сменится чередой уроков и домашних заданий, рядом не будет мамы и бабушки, их место займут учительница и воспитатели, придется расстаться с любимыми игрушками и книжками, искать свое место среди незнакомых и чужих мальчиков и девочек. Очень тяжело будет маленькому человеку!

Не случайно педагоги называют этот период кризисным. Для ребенка с нарушениями зрения этот кризис зачастую усугубляется. И перед ребенком и перед родителями встает проблема школы интернатного типа, а это значит, что только в выходные дни (а если школа находится в другом городе, то только во время каникул) бывать дома с мамой и папой. Для многих детей и родителей неожиданной и болезненной бывает рекомендация врача-офтальмолога: обучение ребенка по системе Брайля, то, что отныне восприятие мира будет проходить при опоре на осязание. Наконец, в школе нет нянюшек и бабушек, и очень многое придется делать самостоятельно.
Готов ли ваш ребенок к решению этих проблем?

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КОРРЕКЦИОННОЙ ШКОЛЕ

Каких только надежд порой не возлагают родители слепых и слабовидящих детей на школу, приводя их в первый класс: направление ребенка на операцию и обучение музыке, профессиональная подготовка и помощь семье в решении материальных или жилищных проблем. Некоторые родители пугаются самого слова «специальная», которое зачастую ассоциируется с медицинским или другим учреждением закрытого типа.

Что же все-таки представляет собой коррекционная школа-интернат для детей с нарушениями зрения? Чем она отличается от обычных школ, которые есть в микрорайоне? В чем ее преимущества и недостатки?

Коррекционная  школа ─ это:
Во-первых, учреждение, где работают педагоги, имеющие дефектологическое образование и квалификацию тифлопедагогов, знающие психологию слепых и слабовидящих детей, специальные методики обучения детей с патологией зрения, владеющие шрифтом Брайля, а значит, те люди, которые могут квалифицированно обучить вашего ребенка при помощи особых методов и приемов не только чтению и письму, но и всему тому, чему учат зрячих детей в обычных массовых школах. 

Во-вторых, учреждение, специально предназначенное для обучения детей с дефектом зрения, а значит, оборудованное особыми пособиями, приборами, приспособлениями, книгами, помогающими слепым детям и детям с ослабленным зрением овладеть знаниями по программе, а также многими полезными умениями и навыками.

В-третьих, место, где вашему ребенку предстоит провести 12 лет (полный курс обучения), в отличие от массовой школы, где дети учатся 11 лет. (Детям с нарушениями зрения программой овладевать труднее, поэтому и добавлен еще год.)

В-четвертых, школа, в которой работают различные специалисты, признанные помочь ребенку сохранить и укрепить здоровье, а во многих случаях и зрение, преодолеть некоторые последствия дефекта зрения, найти свое место в современном мире, приспособиться к нему. Это врачи (офтальмологи и педиатры), логопед, дефектолог, психолог, учитель лечебной физкультуры.

В-пятых, специальные школы-интернаты не такие большие, как массовые школы. В классах 10-15 мальчиков и девочек. Это, безусловно, даст учителю возможность уделить больше внимания каждому из учеников и вашему ребенку в том числе.

И в то же время коррекционная школа ─ это, как правило, учреждение интернатного типа, где большинство детей проводят практически всю неделю. И, к сожалению, школа-интернат мало напоминает дом и семью.
Путь ребенка в школу начинается с семьи. Безусловно, все родители заботятся о том, чтобы их ребенок был здоров, вовремя накормлен, обстиран, хорошо одет и обут. Часто родители не жалеют времени и сил, чтобы научить ребенка писать, читать, считать, полагая, что это и есть подготовка к школе. И при этом забывают, что без овладения элементарными навыками самообслуживания и личной гигиены, ориентировки в пространстве ребенок становится абсолютно беспомощным в школе. Конечно, на помощь придут и опытные воспитатели, и учитель-дефектолог, но такому ребенку неизмеримо труднее будет даваться каждый шаг самостоятельности в стенах школы, чем всем остальным ребятам, овладевшим этими навыками при помощи мам и пап в семье.
Чрезмерная опека ребенка с нарушенным зрением в семье, с одной стороны, делает его иждивенцем и маленьким деспотом (часто эта позиция переносится из семьи в школу), а с другой — лишает веры в свои силы. Неумение справляться с доступными для других детей проблемами отвращает его от любого кропотливого труда. Здесь есть и еще одна опасность: ребенок, не овладевший в дошкольном возрасте элементарными навыками самообслуживания, не умеющий передвигаться без посторонней помощи, начинает отставать в развитии, если, конечно, под развитием понимать не только умение говорить и заучивать стихи, но весь комплекс человеческих качеств, присущих гармоничной личности. И это особенно опасно

Готовя ребенка к школе, задайте себе, прежде всего вопросы: «Владеет ли мой ребенок элементарными навыками ориентировки в знакомом и незнакомом пространстве?», «Умеет ли он обслуживать себя, сохранять опрятность, быть собранным и аккуратным?», «Стремится ли он справиться с возникшей проблемой самостоятельно или зовет на помощь близких?».
Причиной несформированности произвольности поведения (так это называется в психологии) является повышенная опека родителями своих слепых или слабовидящих детей, потакание малейшим их прихотям, подчинение жизни семьи их желаниям и интересам. В результате школьная жизнь ребенка, не привыкшего соизмерять свои желания с обстоятельствами, прилагать усилия для выполнения дела, которое может быть менее интересным и привлекательным для ребенка, чем, например, игра или рисование, превращается в постоянный стресс, борьбу с учителем, воспитателями, другими детьми. От этого страдает, прежде всего, сам ребенок, становится очень тяжелым процесс адаптации в интернате, затрудняется обучение, вхождение в детский коллектив.

Родителям необходимо с раннего возраста приучать ребенка к подчинению своих желаний определенной необходимости. Особенно важно то, как организован обычный день ребенка. Обратите внимание, не залеживается ли он слишком долго в постели, не слишком ли много времени проводит у телевизора или радиоприемника, сколько времени занимает игра, а сколько прогулка и пр. Если ребенок воспитывается дома, посетите детский сад, посмотрите, как там организована жизнь детей. Постарайтесь приблизить режим дня вашего ребенка к детсадовскому. Этим вы в значительной мере облегчите ему адаптацию в школе.
Уже с 3 лет ребенок, воспитывающийся в семье, должен знать слово «занятие». И проводиться занятия должны не спонтанно, а примерно в одно и то же время (лучше утром), в удобном для вас и ребенка месте. Пусть эти занятия будут непродолжительны по времени (от 10 минут в 3-летнем до 30 минут в 6-7-летнем возрасте), но их проведение станет для ребенка привычной и неотъемлемой частью жизни.
Организующее действие оказывают на ребенка и поручения по дому. Обязательность их выполнения должна быть для ребенка несомненной. Убрать игрушки, помочь накрыть на стол, вытереть пыль или смести крошки со стола, вымыть посуду после чая, — эти поручения вполне доступны слепому или слабовидящему ребенку при условии, если родители научили его этим действиям. Поручения должны быть постоянными, только тогда ребенок осознает свои обязанности перед близкими, только тогда они станут для него привычными и естественными.
За полгода-год до начала школьной жизни ребенка ознакомьтесь с режимом школы-интерната, где ему предстоит учиться. Если есть возможность, посетите его вместе с ребенком: расспросите воспитателя, учителя,  когда и что делают первоклассники в различное время. Старайтесь вместе с ребенком следовать этому режиму.
В первом классе учителю чрезвычайно трудно справляться с импульсивностью детского поведения. Часто тот или иной ученик-первоклассник может среди урока встать и, не спросив разрешения, отправиться в туалет, погулять или соберётся домой, к маме. Или такая проблема, как подсказки. Бороться с тем, что на вопрос одному ученику весь класс отвечает дружным шепотом, бывает нелегко. Ребенку чрезвычайно трудно научиться сдерживать свои стремления отвечать на каждый вопрос учителя, даже если он не обращен непосредственно к нему.
Учить сдерживаться, преодолевать импульсивность поведения необходимо уже с дошкольного возраста. Способствуют этому различные игры с правилами, следовать которым нужно неукоснительно. Это и подвижные игры, в которых игрок, нарушивший правила, наказывается (штрафное очко, выбывание из игры и пр.), и «тихие игры», такие, как «Молчанка», «да» и «нет» не говорить» и др. Детям очень нравятся эти игры. В них они постигают смысл самого понятия «правило», его условность и в то же время необходимость его выполнения для успешной организации какой-либо деятельности.

«Непослушные», слабые руки — проблема для первоклассников огромная. Обучение письму и чтению по системе Брайля слепых и частично зрячих детей требует сильных кистей рук, чувствительных пальцев. В школу же часто поступают дети со слабыми, анемичными руками, которые не способны производить тонкие операции, осуществлять поисковые или опознавательные движения, воспринимать рельефные изображения. А ведь это и является основой для чтения и письма по Брайлю.
Все это в равной мере относится и к слабовидящим детям. Обучение письму требует хорошо развитых координированных движений кистей рук и пальцев, способности к довольно длительному и интенсивному мышечному напряжению. Состояние рук слабовидящих первоклассников чаще всего не отвечает этим требованиям. Чтобы облегчить ребенку процесс обучения чтению и письму в школе, необходимо с раннего возраста проводить специальные занятия по развитию мелкой моторики рук.
С малышами (2-3 года) занятия нужно проводить по 3-5 минут ежедневно. Начать занятие можно с небольшого массажа кистей рук: сделать поглаживание, разминание, похлопывание, растирание до появления ощущения тепла. Ребенок быстро усвоит этот массаж и через некоторое время сможет выполнять его самостоятельно. Затем необходимо выполнить гимнастику для пальцев, которую можно соединить с веселыми стихами, потешками, песенками. Например: ребенок поочередно загибает пальцы руки, приговаривая:

Этот пальчик ─ дедушка,
Этот пальчик ─ бабушка,
Этот пальчик ─ папочка,
Этот пальчик ─ мамочка,
А малютка ─ это я.
Вот и вся моя семья.
Необходимо выучить с ребенком различные упражнения для пальцев и кистей рук.

  1. «Здравствуй, пальчик» — поочередно здороваются пальцы правой и левой руки: большой с большим, указательный с указательным и т.д.
  2. «Коза-дереза» — вытянуть указательный палец и мизинец, остальные пальцы согнуть.
  3. «3айчик» — большой и указательный пальцы вытянуты, остальные согнуты и соединены вместе.
  4. «Веселые человечки» — указательный и средний пальцы «бегают» по столу.
  5. «Щелчок» — сделать щелчок поочередно каждым пальцем правой и левой руки.
  6. «Рыбка» — кисть руки производит волнообразные движения.
  7. «Птички летают» — кисти рук производят колебательные движения, подражая взмахам крыльев птиц.

Способствуют развитию мелкой моторики рук игры с разноцветной мозаикой, различными конструкторами, лепка из глины и пластилина, штриховка или раскрашивание контура предмета цветными карандашами или восковыми мелками (фломастеры для этой цели не годятся, так как не требуют практически никакого мышечного напряжения руки при рисовании), нанизывание бусинок и пр.
Организуя любую деятельность ребенка, проанализируйте, насколько она способствует развитию рук. Поручайте сыну или дочери рассортировать по разным коробкам пуговицы, нитки для шитья, перемотать клубки шерсти для вязания, перебрать крупу, постирать носовые платки.
Для подготовки подушечек пальцев слепого ребенка к обучению чтению рельефно-точечного шрифта обучайте его чтению простейших рельефных рисунков. Для этого можно использовать мягкий картон или плотную фольгу. Мама или папа делает на картоне или фольге какое-либо простое изображение (сначала одну или несколько точек, затем прямую или волнистую линию), а ребенок пальцами обеих рук «читает» получившееся с обратной стороны рельефное изображение. Впоследствии ребенок сам научится делать подобные рисунки и «читать» их.

Все родители знают, что ребенка-дошкольника, готовя к поступлению в школу, надо многому учить. А ребенка с нарушенным зрением особенно. Но слишком мало доступной специальной литературы, рассказывающей чему и как нужно учить слепого или слабовидящего ребенка в подготовительный к школе период. И бедные дети, повинуясь мамам и папам, заучивают числовой ряд, зазубривают непонятные «взрослые» стихотворения, пишут в тетрадях палочки и крючки, копируют написание букв. Что дает это для психического развития ребенка? Как способствует развитию интереса к окружающему миру и предстоящей деятельности — учению? Что может дать, например, знание числового ряда от 1 до 100, если ребенок совершенно не имеет представлений о составе числа, об элементарных действиях прибавления и убавления?
Главное в подготовке слепых и слабовидящих детей к обучению в школе — не дача «готовых» знаний, а воспитание у них потребности в знаниях; и формирование способов их приобретения, т. е. научение думать.
Присмотритесь к себе, как вы отвечаете на вопросы ребенка. На любое детское «почему» можно ответить по-разному. Например, на вопрос ребенка: «Куда исчезает снег весной?» можно подробно рассказать о том, что весной пригревает солнышко, снег от тепла тает и вода впитывается в землю, земля на солнце подсыхает и т. д. А можно, не отвечая сразу на вопрос ребенка, предложить ему взять комочек снега домой. Пусть он сам понаблюдает (слепой ребенок при помощи осязания, слабовидящий или частично зрячий ребенок при помощи и зрения и осязания), как тает снег в тепле, подумает, куда исчезает получившаяся вода, и сам ответит на свой же вопрос. Родители должны дополнить его знания, недостаток зрительных представлений, обратить внимание на самое существенное в явлении, если это недоступно для непосредственного восприятия.

Хорошо, если общение родителей с ребенком активизирует его познавательный интерес. Задайте себе вопрос: «Часто ли я бываю с ребенком в лесу, в зоопарке? «Когда в последний раз мы ходили в театр, в цирк?», «Всегда ли общение с малышом способствует его развитию, обогащению его жизненного опыта?» Так посещение вместе с родителями слепым или слабовидящим ребенком леса или парка может превратиться в интересный и увлекательный урок для дошкольника. В лесу можно понаблюдать за жизнью растений, птиц, насекомых (при правильной организации наблюдения слепому ребенку это тоже доступно).
Интересны и очень полезны для детей с нарушенным зрением в лесу или парке игры: «Кто первый заметит?», «Кто первый услышит?», «Что изменилось?». Их смысл — увидеть и услышать то, чего другие не заметили, не уловили, заметить изменения и установить их причину. Это побуждает ребенка быть внимательным, вслушиваться в окружающее, наблюдать, искать ответы на свои же вопросы.
Еще одно необходимое условие готовности к школьному обучению — воспитание положительной учебной мотивации, т. е. желания учиться. Часто детей привлекает только новая школьная форма, ранец с металлическими замками и ремнями, стремление называться школьником, желание получать только пятерки — все это поверхностная, нестойкая мотивация. Наступают школьные будни, ребенок встречается с первыми трудностями, и интерес к школе, к учению пропадает. Ребенок перестает понимать, зачем он учится, и весь процесс учебы проходит, как подчинение требованиям взрослых, не только не доставляя ему удовольствия, но и становясь принудительной и неприятной обязанностью.
Важно уже в дошкольном возрасте формировать интерес не к внешним атрибутам школьной жизни, а к самому процессу познания. Стремление узнать новое, интересное, научиться тому, чего не умеешь, любознательность, жажда общения — те мотивы учения, которые будут способствовать не только приобретению определенной суммы знаний и умений, но и станут побудительной силой к самостоятельному добыванию новых знаний и умений, к видению и творческому разрешению возникающих проблем.
Формируется такая мотивация не просто. Старайтесь своей занятостью или усталостью не погасить искорки детской любознательности, чаще посещайте цирк и зоопарк, детские спектакли и выставки, читайте и обсуждайте книги. Задания, которые вы даете ребенку, вопросы, которые вы обсуждаете, должны постепенно усложняться, представлять для ребенка проблему, с которой, потрудившись, предстоит справиться. Главное — видеть в своем ребенке, несмотря ни на что, не обиженного судьбой инвалида, а развивающуюся личность.

Присмотритесь к тому, во что и как играет ваш ребенок, какие игрушки использует в игре. Слепые и слабовидящие дети испытывают большие трудности в игре. Их игры часто бывают чрезвычайно однотипны и примитивны по содержанию, разворачиваются без игрушек или предметов, их заменяющих. Причины неумения незрячих детей играть многообразны. Это связано, прежде всего, с тем, что дети с недостатками зрения часто не могут усвоить действия взрослых по подражанию, а,  следовательно, у них мало жизненного материала для игр. Часто мир слепого или слабовидящего ребенка замыкается пространством его комнаты. Да и круг общения ребенка порой ограничивается только родителями. Неудивительно, что дети, не умеющие играть, при поступлении в школу демонстрируют низкий уровень общего развития, необщительность, безынициативность, пассивность. Учителя начальных классов, воспитатели подчеркивают необходимость специального обучения игре слепых и слабовидящих дошкольников в детском саду или в семье.
Готовя ребенка к школе, старайтесь как можно больше расширять круг его представлений и впечатлений. Ребенку интересно и важно все: и работа продавца в магазине, и действия врача и устройство автобусного гаража. Старайтесь, чтобы полученные ребенком впечатления впоследствии обыгрывались, а чтобы это стало возможным, обращайте его внимание на существенные детали, если есть возможность, подведите его поближе к интересующему объекту или дайте потрогать (тщательно осмотреть). Учите ребенка игровым действиям: как продавец взвешивает продукты, упаковывает покупку, как водитель управляет автомобилем, как медсестра делает укол или ставит горчичники.
Для успеха игры чрезвычайно важны атрибуты: куклы разных размеров с набором соответствующей одежды, кукольная мебель и посуда, строительный материал и пр. Старайтесь давать ребенку для игры и реальные вещи. Так, использованный одноразовый шприц без иглы или папина флотская бескозырка могут побуждать ребенка к развертыванию интересных и полезных для его развития игр. При этом следите за тем, чтобы ребенок использовал предметы в соответствии с их свойствами и функциональным назначением. Подскажите ребенку, что недостающие в игре предметы могут быть заменены другими, со сходными свойствами: так, если у маленького врача не оказалось под рукой термометра, мама может посоветовать ему заменить термометр карандашом, палочкой, похожими по форме.
При подготовке дошкольника с нарушением зрения к поступлению в 1-й класс полезно использовать различные дидактические игры: детское лото, домино, печатные настольные игры (разрезные картинки, игры-путешествия с фишками и пр.) Игры, содержащие правила, чрезвычайно важны для шестилеток, готовящихся стать первоклассниками, так как учат выполнять действия по инструкции, быть внимательным, сравнивать свои действия с действиями партнеров. Имеющиеся в продаже игры можно использовать, приспособив для восприятия слабовидящих, частично-зрячих и даже слепых детей. Так, например, для частично зрячих детей рисунок на карточке лото или разрезной картинке можно обвести черной тушью — так он лучше воспринимается. Для слепого ребенка простое изображение (яблоко, домик, флажок и пр.) можно заменить, аппликацией из различного вида бумаги: бархатной, глянцевой, наждачной.

Еще одно необходимое условие развития слепого или слабовидящего ребенка и подготовки его к школе — умение общаться со взрослыми людьми и особенно со сверстниками. Одной из наиболее острых проблем детей, поступающих в 1-й класс специальной школы — неумение общаться. Болезненная робость и застенчивость, постоянное стремление «уйти в себя» или, напротив, крикливость, повышенная конфликтность, агрессивность — явления довольно частые. Причины их многообразны: это и особенности возбудимости нервной системы, и реакция стресса на проблемы первого года обучения. Но чаше всего — результат невнимания родителей к сфере общения ребенка.
Попробуйте проанализировать круг общения своего ребенка: кто в него входит, достаточно ли он разнообразен, присутствуют ли в нем сверстники, дети с нормальным зрением. Ограниченный, узкий круг общения слепого или слабовидящего ребенка лишает его важного средства пополнения жизненного опыта, познания действительности и приспособления к ней. 5-6-летнему ребенку просто необходим выход за пределы семьи. Для подготовки к школе важно, чтобы он больше бывал в детском обществе. Даже если ваш ребенок посещает специализированный детский сад и, по вашему мнению, пресыщен общением, все же старайтесь, чтобы круг его общения не состоял исключительно из детей с нарушенным зрением. Важно, чтобы он имел друзей среди зрячих детей, играл с ними, бывал в гостях и чувствовал себя при этом естественно и свободно. Безусловно, непросто ввести ребенка в мир, отличающийся от его собственного. Но ему предстоит жить среди зрячих людей, с ними общаться, сотрудничать. Эти умения не приходят сами по себе, они формируются уже в дошкольном возрасте.
Необходимо, чтобы ребенок имел опыт общения не только с детьми, но и со взрослыми: умел обратиться к знакомому или незнакомому человеку с вопросом, просьбой, поблагодарить за услугу, подарок, извиниться в случае причинения беспокойства или неудобства. Учите ребенка быть внимательным к собеседнику и определять его состояние и настроение по мимике, позе, голосу.
Немаловажно и то, владеет ли ваш ребенок этими средствами общения: отражает ли его мимика реальное настроение, соответствуют ли высказываниям жесты, выразительна ли речь. Часто именно эти внешние факторы являются препятствием для установления контактов людей с нарушениями зрения с окружающими их зрячими людьми. Родители слепых и слабовидящих детей и тифлопедагогов отмечают однообразие мимических реакций, практическое отсутствие жестов, монотонность голосаПрактика работы тифлопедагогов показывает, что научить детей с нарушенным зрением правильной мимике, жесту, позе ─ задача трудная, но осуществимая. Эффективность ее решения зависит и от того, насколько подключена к этой работе семья.
Сделайте лицо человека предметом специального изучения для ребенка. Лучше, если ребенок подробно осмотрит (при помощи осязания, остаточного зрения) лица своих близких: мамы, папы, бабушки, брата, сестры. Обратите внимание на подвижные зоны лица: брови, рот. Покажите ребенку на своем лице разнообразные мимические проявления: радость, удивление, огорчение и пр. Поупражняйтесь вместе с ребенком в моделировании на лице различных выражений. Например, читая сказку «Коза и семеро козлят», можно предложить ребенку изобразить с помощью мимики и голоса злого Волка, испуганных козлят, горюющую, а потом радостную Козу.

Рассматривая с детьми иллюстрации книг, картины, скульптуру обращайте внимание на мимику и позу изображенных людей. Важно научить ребенка наиболее распространенным жестам: «До свидания» — помахать рукой, «Иди сюда» — поманить рукой, «Тише» — приложить палец к губам, «Согласен» — кивок головой, «Не знаю» — пожать плечами, «Очень плохо» — погрозить пальцем и т. д. Учите детей правильному употреблению этих жестов. Для закрепления введите их сначала в детскую игру и только затем в более широкое общение.
Какие же разные эти первоклашки! Все они непросто адаптируются в школе. Но наибольшую проблему и для ребенка, и для педагогов представляет характерная для многих слепых и слабовидящих детей позиция «больного ребенка». Он пришел в школу с твердой позицией и уверенностью, что и учителя, и воспитатели, и даже одноклассники находятся в школе специально для того, чтобы выполнять за него любую работу, требующую усилий, оберегать от малейших трудностей. Основание для этого — вынесенная из семьи убежденность: «Я неизлечимо болен, я инвалид, а значит, все должны заботиться обо мне, помогать мне, жалеть меня». Ребенку трудно осознать, что в специальной школе все дети находятся в одинаковом положении, всем нужны и помощь, и забота, и внимание. Ребенок с позицией «больного» недооценивает свои возможности, готов только получать помощь и абсолютно не умеет ее оказывать в случае необходимости. Таким детям чрезвычайно трудно дается адаптация в школе, установление контактов со сверстниками. Часто в детском коллективе именно они попадают в категорию «отторгнутых»: с ними не хотят играть, стоять в паре, сидеть за одним столом. И здесь важно помочь ребенку осознать неправильность своей позиции. Хорошо, если это понимает и семья, и делает все возможное для формирования у него позиции полноценного человека.

Бывает и так, что ребенок под воздействием семьи переоценивает свои возможности: привыкший в семье к постоянному восторгу и восхищению его умом, сообразительностью, фантазией за любую, даже небрежно выполненную работу, он ждет такой же оценки от учителя и детей. Для таких детей неприемлемо само понятие «неудача», они не привыкли прилагать усилия для достижения цели. Формирование критичности, трезвой самооценки у детей с нарушениями зрения — важное направление деятельности семьи в подготовке ребенка к школе. Но это совсем не означает, что хвалить ребенка не нужно. Похвала должна быть заслуженной и являться оценкой действительных усилий ребенка. Взрослым необходимо создать ребенку такие условия для деятельности, при которых он непременно добьется успеха. Успех — это совпадение результата деятельности (выученное стихотворение, чисто вымытые чашки, аккуратно и правильно вылепленная фигурка и пр.) с замыслом или инструкцией, это поступок, соответствующий установленной нравственной норме. Это преодоление трудности, продвижение в овладении каким-либо умением. И здесь даже малейший шаг вперед должен быть замечен и оценен по достоинству.
У многих детей трудности вхождения в школьную жизнь связаны с тем, что они не умеют жить в коллективе: подчинять свои интересы коллективным, делиться гостинцами, игрушками, школьными принадлежностями, сопереживать неудачам товарищей, радоваться их успехам, уметь сотрудничать и кооперироваться в работе. Какие же условия обеспечивают полноценное личностное развитие ребенка и его подготовку к школе?
Первое и самое главное — постоянное сотрудничество ребенка с нарушениями зрения с окружающими его взрослыми во всех делах. Ребенок не должен знать, что он является причиной горя и переживаний родителей. Тем более он не должен чувствовать, что его как-то по-особому выделяют среди других детей в семье. Такое выделение  формирует неприязнь у зрячих детей к незрячему брату или сестре является причиной глубоких семейных конфликтов.
В связи с этим необходимо вспомнить слова известного американского педагога, слепого священника Томаса Кэррола: «Особым в отношении слепых детей может быть только обучение. Воспитание должно ничем не отличаться от воспитания зрячих детей». Ориентация на сотрудничество слепого или слабовидящего ребенка со своими зрячими братьями и сестрами — важная задача родителей. Это возможно лишь при гуманном и оптимистическом подходе всех членов семьи к слепому или слабовидящему ребенку, исключающем и диктат со стороны родственников, и чрезмерную опеку ребенка взрослыми и детьми. Такое сотрудничество осуществляется в разных формах и не сводится к словесному общению. Совместная работа по дому и учебные занятия, просмотр телепередач и чтение книг, прогулки и труд на садовом участке — все это в комплексе формирует личность ребенка. Даже тогда, когда вы, казалось бы, заняты своими взрослыми делами, ребенок все равно ориентирован на вас, от вас он черпает социальный опыт общений, оценок, суждений, наблюдает за работой взрослых, за занятиями и проблемами брата и сестры, за действиями, поступками, дает им оценку, пытается подражать.

Применение здоровьесберегающих технологий в начальной школе.

Здоровье — бесценное достояние не только каждого человека, но и всего общества. В последнее время все очевиднее становится катастрофическое ухудшение здоровья учащихся. Наряду с неблагоприятными социальными и экологическими факторами в качестве причины признается и отрицательное влияние школы на здоровье детей. Идеи приоритетности и значимости здоровья и здорового образа жизни для развития цивилизации не для всех очевидны. Такие социальные пороки, как бездуховность, алкоголизм, наркомания, преступность, разрастаясь, калечат психическое и физическое здоровье нации и порой сводят на нет все усилия педагогов по воспитанию подрастающего поколения.

Проблема охраны и укрепления здоровья учащихся очень многогранна и сложна. Улучшение их здоровья является одной из самых перспективных форм оздоровления всего общества. Поэтому, забота о сохранении здоровья учащихся — важнейшая обязанность школы, отдельного учителя и самого ребенка. Школьникам, испытывающим проблемы со здоровьем, трудно учиться. И мы, педагоги, должны помочь им справиться с этими трудностями. Здоровье — основа формирования личности, и в этой связи уместно привести слова замечательного педагога В.А. Сухомлинского: «Опыт убедил нас в том, что примерно у 85% всех неуспевающих учеников главной причиной отставания в учебе являются плохое состояние здоровья, какое-нибудь недомогание или заболевание».

В современных условиях модернизации российского образования основная ориентация учителя начальных классов должна быть связана с усилением внимания к таким важным качествам, как культура поведения, усвоение этических норм, сформированность ценностных отношений. Но, учитывая слабое состояние здоровья современных детей, актуализируется проблема формирования ценностного отношения к собственному здоровью и здоровью окружающих людей, так как стрессовые социальные, экологические и психические нагрузки всё чаще приводят к отклонениям нравственного и физического здоровья подрастающего поколения.

Понятие «здоровьесберегающие технологии» объединяет в себе все направления деятельности учреждения образования по формированию, сохранению и укреплению здоровья учащихся.

Цель здоровьесберегающих технологий обучения — обеспечить школьнику возможность сохранения здоровья за период обучения в школе, сформировать у него необходимые ЗУН по здоровому образу жизни, научить использовать полученные знания в повседневной жизни. В здоровьесберегающих образовательных технологиях обучения применяются две группы методов: специфические (характерные только для процесса педагогики оздоровления) и общепедагогические (применяемые во всех случаях обучения и воспитания). Только оптимальное сочетание этих методов в соответствии с методическими принципами может обеспечить успешную реализацию комплекса задач здоровьесберегающих технологий обучения.

Начало школьного обучения связано не только с изменением уклада жизни детей. Переход на школьное обучение способствует резкому увеличению числа контактов, что ведет к повышенной заболеваемости. Физиологическим возможностям организма для учеников 1-х классов более всего соответствует 35 минут продолжительность урока, для учащихся 2-4 классов рекомендуется комбинированный урок с использованием последних 10 минут для снятия утомления с включением таких видов деятельности, как чтение художественной литературы, динамической паузы, разучивание комплекса физических упражнений и других. Начало учебного дня в начальных классах желательно отмечать организованной зарядкой. Учитывая то, что длительность активного внимания младших школьников не превышает 20 минут, часть времени урока следует использовать на проведение физкультурных пауз. Из всех нагрузок, с которыми ребенок встречается в школе, наиболее утомительной является нагрузка, связанная с необходимостью поддержания рабочей позы. Поэтому нельзя требовать от учащихся сохранения неподвижного положения тела в течение всего урока. Переключение в течение урока с одного вида деятельности на другой должно неизбежно сопровождаться с изменением позы ребенка.

Один из главных секретов хорошего физического самочувствия младших школьников и высокой активности в учебном процессе состоит в использовании рационально подобранных, а при необходимости — специально сконструировать и индивидуально дозированных игр оздоровительной направленности.

При правильной педагогической инструментовке такие игры способны:

— действительно поддерживать у младших школьников должный запас «адаптационной энергии» (Г. Селье);

— стимулировать процессы роста и развитие основных физических качеств младшего школьника (сила, быстрота, ловкость, выносливость);

— устранять недостатки в физическом развитии детей, что оказывает лечебно-оздоровительное влияние.

Основные компоненты «здоровьесберегающего обучения» таковы: 

  1. Организация урока в условиях здоровьесберегающей технологии.
  2. Игровые оздоровительные технологии.
  3. Веселые физминутки на уроках в начальной школе.
  4. Работа по предупреждению утомляемости глаз на уроках.
  5. Дыхательная гимнастика.
  6. Игровой массаж.
  7. Формирование навыков здорового образа жизни.
  8. Роль семьи в формировании у младших школьников здорового образа жизни.
  9. Взаимосвязь показателей заболеваемости учащихся с организацией их учебной деятельности в условиях здоровьесберегающей педагогики.

Основной задачей остается такая организация учебной деятельности, при которой снимается проблема перегрузки учащихся. Необходимо становится определение комплекса мер направленных на создание условий для нормального роста и развития, охрану и укрепление здоровья учащихся. На первый план выступает реализация оздоровительных и общеукрепляющих мероприятий, таких как витаминизация блюд школьных столовых, оптимизация расписания занятий, проведение упражнений во время учебного процесса, направленных на коррекцию зрения и осанки, организация индивидуального и группового консультирования родителей по вопросам профилактики заболеваемости детей.

Работая в школе, проанализировав причины школьных болезней, я пришла к выводу о необходимости решить эти проблемы в области здоровьесбережения комплексно. И на родительском собрании провела курс бесед «здоровьесберегающие технологии в школе и семье».

Организационно-педагогические условия проведения образовательного процесса, как и технология работы учителя на уроке, составляют сердцевину здоровьесберегающих образовательных технологий.

Важная составная часть здоровьесберегающей работы школы – это рациональная организация урока.

Показателем рациональной организации учебного процесса являются: 

— Объем учебной нагрузки – количество уроков и их продолжительность, включая затраты времени на выполнение домашних заданий;

— Нагрузка от дополнительных занятий в школе;

— Занятия активно-двигательного характера: динамические паузы, уроки физической культуры, спортивные мероприятия и т.п.

От соблюдения гигиенических и психолого-педагогических условий проведения урока в основном и зависит функциональное состояние школьников в процессе учебной деятельности.

Для повышения умственной работоспособности детей, предупреждения преждевременного наступления утомления и снятия у них мышечного статического напряжения, я провожу физкультминутки, примерно через 10-15 минут от начала урока или с развитием первой фазы умственного утомления у значительной части учащихся класса.

Кроме того, определяю и фиксирую психологический климат на уроке, провожу эмоциональную разрядку, строго слежу за соблюдением учащихся правильной осанки, позы, за ее соответствием виду работы и чередованием в течение урока.  Физкультминутки я провожу, учитывая специфику предмета, зачастую с музыкальным сопровождением, с элементами самомассажа и другими средствами, помогающими восстановить оперативную работоспособность.

В состав упражнений для физкультминуток  включаются: 

— упражнения по формированию осанки;

— укреплению зрения;

— укрепления мышц рук;

— отдых позвоночника;

— упражнения для ног;

— релаксационные упражнения для мимики лица;

— потягивание;

— массаж области груди, лица, рук, ног;

— психогимнастика;

— упражнения, направленные на выработку рационального дыхания.

Большинство учащихся начальных классов не умеют правильно дышать во время выполнения мышечной нагрузки, ходьбы, бега, а также в условиях относительного мышечного покоя. Неправильное дыхание приводит к нарушению деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем, снижению насыщения крови кислородом, нарушению обмена веществ. Поэтому я ввожу упражнения для выработки глубокого дыхания. Усиления выдоха, в сочетании с различными движениями туловища и конечностей.

Выполняемые упражнения дают нагрузку мышцам. Которые не были загружены при выполнении текущей деятельности, а также способствовать расслаблению мышц, выполняющих значительную статическую или статико-динамическую нагрузку.

Физкультминутки я провожу в светлом, чистом, хорошо проветренном помещении. Несвежий воздух в классе при этом недопустим, поэтому до того, как приступить к выполнению упражнений, я открываю форточки, останавливаю текущую работу и предлагаю детям подготовиться к физкультминутке.

Обязательное условие эффективного проведения физкультминуток – положительный эмоциональный фон. Выполнение упражнений со скучающим видом, нехотя, как бы делая одолжение учителю, желаемого результата не даст, скорее, наоборот. Поэтому использую много физкультминуток – стихотворений.

Здоровый образ жизни пока не занимает первое место в иерархии потребностей и ценностей человека в нашем обществе. Но если мы не научим детей с самого раннего возраста ценить, беречь и укреплять свое здоровье. Если мы будем личным примером демонстрировать здоровый образ жизни, то только в этом случае можно надеяться, что будущие поколения будут более здоровы и развиты не только личностно, интеллектуально, духовно, но и физически. Если раньше говорили: «В здоровом теле – здоровый дух», то не ошибется тот, кто скажет, что без духовного не может быть здорового.

Наблюдения показывают, что использование здоровьесберегающих технологий в учебном процессе позволяет учащимся более успешно адаптироваться в образовательном и социальном пространстве, раскрыть свои творческие способности, а учителю – эффективно проводить профилактику асоциального поведения.

Прогулка с ребёнком, имеющим остаточное зрение.

У родителей, имеющих ребёнка с патологией зрения, часто возникают вопросы: “Как гулять с ребёнком? Чем заниматься на прогулке? Где будет безопасно слабовидящему ребёнку?” Детскую площадку они обходят стороной, потому что там много детей, которые шумят и бегают. Ребёнок начинает нервничать, пугаться, на него обращают внимание окружающие. Тогда задачей родителей становится не только найти доступные для ребенка участки на детской площадке, а помочь своему чаду социализироваться.
Песочница. Игры с песком не только доступны, но и необходимы таким детям для развития мелкой моторики рук. При игре с песком, позволяйте ему погружать туда руки, перебирать песок, пропускать его сквозь пальцы, искать в песке мелкие камушки. Учите насыпать песок совком в ведёрко и формочки, делать “куличики”. Поначалу у ребёнка может не получаться из-за задержки двигательных навыков, но со временем он обязательно научится. Дети часто испытывают брезгливость при столкновении с новыми неизвестными им предметами.
Горка. Это одно из самых любимых развлечений малышей. Но ребёнка с
остаточным зрением надо подготовить к катанию на горке. Покажите ему
сначала всю горку, проведите его рукой по всей длине, затем позвольте
поползать по ней снизу вверх, чтобы он понял, как она построена и привык к её поверхности. Чтобы избежать возможного испуга у ребёнка, первый раз лучше проехать вместе с ним.
Качели. Все дети очень любят качели! И дети с ОВЗ по зрению — не исключение. Лучше выбирать качели со спинкой, чтобы ребёнок не терял равновесие. Качели вызывают у здорового ребенка бурю эмоций: радость, восторг, чувство полета, а у детей с ОВЗ по зрению это еще и страх, потому что они не видят или видят не в полном объеме. Родителям важно не только показать качели, обследовать, рассказать технику безопасности, но прокатиться вместе, проживая и проговаривая эмоции, ощущения и объясняя, что это нормально, так бывает у каждого ребенка и даже взрослого.
Карусель. Катание на карусели сопряжено для детей с остаточным зрением с некоторыми трудностями, поскольку нужно постоянно передвигать руки. При слаборазвитой общей моторике это не очень легко сделать. Но карусель благотворно действует на развитие вестибулярного аппарата, поэтому нужно пытаться обучить ребёнка двигать руками.
Лесенки, лазилки, лабиринты. Если у вас дома нет спортивного комплекса, и ребёнок ещё не умеет лазить по вертикальной лестнице, то лесенки и лабиринты будут для него самым сложным местом на детской площадке. Самое основное, что должен усвоить ребёнок: правильно рассчитывать длину шага, ставить ногу чётко на середину перекладины, вовремя перехватываться руками (сначала перемещаются ноги, а потом руки). Обе руки сразу отпускать нельзя! Когда ребёнок освоит принцип движений, ему не составит труда преодолевать любые лазания на детской площадке.

Остальные игры, например, теннис, доступны для детей с ОВЗ по зрению, но уже необходим специальный инвентарь. Подобным играм обычно учат в школе. Но родители, заинтересованные во всестороннем развитии своего ребенка под контролем, дают возможность попробовать все своему чаду.
Прогулка не должна быть бесполезной. Каждую минуту своего свободного времени нужно посвящать развитию ребёнка. Идя по улице, рассказывайте ему обо всём, что вас окружает: о домах, деревьях, птицах, о машинах, проезжающих мимо. На улице всегда проговаривайте, куда вы идёте. Обращайте внимание ребёнка на дорогу, её покрытие: асфальт, грунт,
булыжник. Умение различать поверхность, по которой идёшь, очень важно в
пространственной ориентировке. Обязательно включайте остаточное зрение в процесс ориентирования. Обращайте внимание ребёнка на крупные предметы, особенно если они окрашены в яркие цвета.
По дороге заходите в разные магазины, в аптеку, на почту и другие
учреждения, рассказывайте, что это и что здесь можно купить или сделать. Если это магазин, обратите внимание ребёнка на запахи: как пахнет в рыбном отделе, в булочной, отделе бытовой химии. Давайте потрогать упакованные товары и продукты и просите угадать, что это.
Таким образом, в форме весёлой игры, ваш ребенок познает мир вокруг, становится частью этого мира, гражданином своей страны. Ранняя социализация способствует в будущем успешной реализации своих способностей и самого себя.

Рекомендации для учителей, работающих со слабовидящими обучающимися.

— При работе со слабовидящими детьми важно соблюдать порядок и точность. По возможности позаботьтесь о специальном шкафчике или полке для школьных принадлежностей. Научите слабовидящего ученика самостоятельно находить свой материал.

— Предупреждайте ученика, если в классе меняется месторасположение стола и стульев.

— Не оставляйте двери и шкафы приоткрытыми. Старайтесь, как можно меньше стоять против света.

— Разрешайте слабовидящему обучающемуся вставать со своего места, чтобы лучше видеть запись на доске или наглядность на ней. Большая подвижность иногда лучше специального места ближе к доске, которое выделяет ученика и иногда мешает другим. Если же из-за организации класса такое отдельное место все же необходимо, способствуйте тому, чтобы слабовидящий ученик чувствовал себя среди одноклассников на равных.

— Не забывайте о том, что слабовидящий ученик не видит выражения лица. Сопровождайте все невербальные жесты, такие как кивок головы, жесты руками и т.п., словами и иногда прикосновением (похлопывание по плечу).

— Спокойно употребляйте выражения, в которых встречаются слова «видеть, смотреть» и т.п.

— Старайтесь словесное описание действий, предметов и ситуаций сочетать для слабовидящего ученика с собственным изучением материала на ощупь.

— Важно правильно расположить школьную доску. Следите за почерком. Доска должна быть чистой. Используйте мягкий мел и сильнее нажимайте на него.

— Всегда произносите вслух то, что пишете на доске.

— Больше материала излагайте на бумаге. Применяйте соответствующий шрифт (курсив или жирные буквы часто усложняют чтение).

— Уделяйте особое внимание материалу для чтения. Учитывайте то, какая контрастность и величина шрифта лучше всего подойдет слабовидящему ученику.

— По возможности дайте ему учебное пособие, или карточку, вместо того чтобы все переписывать на доске.

— Ребенок с нарушением зрения всегда будет работать медленнее остальных учеников. Поэтому давайте ему больше времени или сократите количество упражнений, особенно если Вы уверены, что он понял материал. Давайте ему возможность заранее готовить тексты к урокам литературы, истории, географии.

— Снизьте требования к письму. Не ждите, что слабовидящий ученик будет писать так же, как остальные ученики. Сложности может также вызывать расположение текста на страницах.

— С другой стороны, не преувеличивайте визуальные возможности ученика, исходя из его почерка. Многие слабовидящие ученики могут писать красиво и аккуратно.

— Не делайте замечаний, если слабовидящий ученик держит учебник слишком близко к глазам. Но знайте: чем ближе к странице, тем труднее обозрение. Следуйте рекомендациям офтальмолога.

— Мотивируйте слабовидящего ученика к активным движениям. Научиться двигаться и ориентироваться в пространстве очень важно для его самостоятельности. Научите его также ориентироваться в классе и в здании школы. Важны как систематические упражнения, так и поддержка навыков.

— Как можно больше привлекайте его к спортивным и игровым мероприятиям.

— Дети с нарушением зрения иногда имеют различные формы тика. Стремитесь к тому, чтобы они избавились от этого. Поддерживайте правильное поведение.

— Вместе пробуйте различный материал и проверяйте, правильно ли его воспринимает ученик. Учитывайте ограниченность технических вспомогательных средств.

— Тщательно нумеруйте страницы (например, как в словарях, где выделена начальная буква слов). Используйте закладки или скрепки, чтобы проще находить нужные страницы или главы.

— На парте у ученика должно быть дополнительное место для лампы, лупы и других тифлоприборов.

— Учитель начальной школы обязательно должен использовать шаблон при чтении.  Это окошечко, куда помещаются два-три слова или две-три строчки.

— Печатный текст набирается через два интервала.

— В целях лучшей ориентировки при работе с карточками на листе срезается нижний правый угол. Это ориентир: верх  — низ, право — лево.

— При работе на пришкольном участке, в лаборатории чередуйте практические действия с наблюдением. Занятия на пришкольном учебно-опытном участке должны проводиться без резких движений и длительных наклонных положений. Исключите мелкую работу (посев семян, пикировку рассады, прореживание).

— Изобразительные наглядные пособия должны быть с резким выделением контуров (рельефной или чёткой плоской линией чёрного цвета).

Воспитываем незрячего, слабовидящего ребенка.

Автор: Фомичева Лидия Валентиновна

В первые годы жизни ребенка закладывается фундамент его личностного развития во всех проявлениях. Положение малыша в семье с первых дней жизни во многом будет определять особенности личности ребенка. Это справедливо для любого ребенка, как зрячего так и для малыша, у которого отсутствует ил глубоко нарушено зрение. Однако личностное развитие незрячего или слабовидящего малыша находится в несоизмеримо большей зависимости от того, как выстраивают с ним отношения родители. В основе детско-родительских отношений должно лежать понимание взрослыми того, что детство не просто время спонтанной и свободной активности ребенка. Это очень важный период.

Проживая этот период, ребенок приобретает человеческие способности, которые в дальнейшем позволят ему освоить мир взрослых. Зрячий малыш стремится действовать по подражанию наблюдаемым формам поведения взрослых, что «провоцирует» детскую инициативность, активность, известную самостоятельность. Для воспитания же инициативности и самостоятельности у незрячего ребенка, родителям необходимо выработать определенную стратегию взаимодействия со своим малышом, не овладевшим еще способностью быстро и адекватно реагировать на воздействия окружающей действительности.

Стратегия взаимодействия ил правила общения с незрячим малышом, которые будут обозначены ниже, отражают общие психологические особенности незрячих и слабовидящих детей. Однако родителям следует, придерживаясь этих необходимых правил взаимодействия с незрячим ребенком, учитывать его индивидуальность. Индивидуальные особенности развития ребенка инвалида по зрению чаще всего проявляются в темпе общего развития ( он может быть максимально приближен к темпу развития зрячих сверстников, а может быть значительно медленнее), в запасе знаний и представлений об окружающем мире, их точности и качестве, в неравномерности развития различных сторон психической и моторной сфер .Причинами индивидуальных особенностей развития психики, движений вашего малыша могут выступать сочетания зрительного дефекта с состоянием его нервной системы, деятельности головного мозга, с состоянием других сенсорных систем, например, сохранен или отсутствует слух. С общим состоянием соматического здоровья. Понятно, что развитие ребенка, у которого кроме отсутствия зрения имеются какие-либо поражения головного мозга или выраженные заболевания центральной нервной системы, будет несколько своеобразнее, чем развитие соматически незрячего малыша с сохранной деятельностью нервной системы и коры головного мозга. Поэтому стратегия взаимодействия родителей с незрячим малышом должна отражать не только особенности, обусловленные отсутствием или тяжелым нарушением зрения, но и особенности, проявляющиеся на фоне других проблем, имеющихся у ребенка.

  1. Каковы же основные правила общения родителей, других взрослых с незрячим  или слабовидящим малышом?
    Взрослый, общаясь, играя, обучая незрячего или слабовидящего ребенка, должен стремиться предупреждать разрыв  между реальными и потенциальными возможностями малыша и требованиями, которые к нему предъявляются. Систематические как недооценка, так и переоценка  практических умений вашего малыша,  его интересов, навыков ориентировки в пространстве, в социальном окружении, развитости речи, движений, способности использовать в жизни свое глубоко нарушенное зрение и многого другого становится, как правило, тормозом его развития. К тому же такая » слепота» родителей лежит в основе возникновения и закрепления не позитивных детско-родительских отношений, неадекватного восприятия мамами и папами  личностного развития ребенка.
  2. Взрослый понимает и постоянно помнит о том, что знания об окружающем ,а это одна из составляющих познавательной деятельности, незрячий малыш получает из вне с помощью речи, которую он слышит. Чем больше  родители сообщают незрячему ребенку информации о происходящем вокруг, о том, что и кто его окружает, отчего возникают те или иные звуки, как называются предметы и действия с ними и др., тем компетентнее становится незрячий малыш, тем значительнее возрастают его познавательные интересы. Кроме этого, у малыша появляется отражательная речь, что помогает ему осмысливать реальность. Поэтому придерживаемся правила: сопровождаю речью свои действия и действия ребенка, описываю ему события, которые происходят с ним или вокруг него, рассказываю об игрушках и предметах быта и др. Выполняем это правило и тогда, когда нет близкого, непосредственного общения  между вами и  ребенком, но вы оба находитесь в одном помещении (на кухне, в комнате и т. д.).
  3. Зная, что слепой или слабовидящий малыш не может или затрудняется действовать по зрительному подражанию, каждое практическое умение, движение, действие формируем у малыша на основе прямого обучения, используя метод пассивных движений (мои руки учат руки ребенка) и сопряженных действий (мои руки направляют и » подсказывают» рукам ребенка, но действует он сам). При этом стремимся к тому, чтобы, показав малышу действие или цепочку действий, и, увидев его способность воспроизводить их правильно, побуждаю его к самостоятельности. Твердо придерживаюсь правила — за слепого или слабовидящего не стоит делать то, что ему доступно, и он умеет это делать без посторонней помощи.
  4. Так как в основе чувственного познания (умение воспринимать) предметного мира незрячим лежит деятельность сохранных анализаторов (слух, осязание, обоняние, вкусовые впечатления, мышечные ощущения, а у слабовидящего еще и зрение), то стараюсь их развивать у малыша. При этом следую правилу: я организатор практической деятельности с предметным миром незрячего или слабовидящего малыша, я помощник ребенку в разных аспектах, но в тоже время я не подавляю инициативность ребенка в получении впечатлений извне. Я помню, что развитие восприятия (от приобретения умения получать, добывать информацию, до полноты, осознанности, обобщенности, категоризации ее) происходит благодаря активному взаимодействию малыша с миром вещей и предметов. Очевидно, что для незрячего предметный мир, например, игрушки, по своим характеристикам должен быть значительно разнообразнее, чем для зрячего, и доступен для контактного познания.
  5. Обогащая осязательные, тактильные, слуховые и другие чувственные впечатления ребенка с глубоким нарушением зрения, важно опираться и способствовать развитию памяти, внимания, речи, мышления. Высшие психические процессы выступают компенсаторными механизмами при слепоте или глубоком слабовидении.
  6. Для того, чтобы в сознании ребенка возникали детализированные и в тоже время целостные образы предметов, учим незрячего или глубоко слабовидящего малыша, «смотреть» предмет руками (использование этого словосочетания вполне допустимо), показывая (метод пассивных действий) способ осязательного обследования. А для того, чтобы впечатления ребенка от соприкосновения, ощупывания или другого обследовательского действия  осмысливались им, и образы сохранились в памяти, обозначаем их точным словом, а самое главное побуждаем ребенка их также называть.
  7. Общение, взаимодействие незрячего ребенка с окружающими людьми несколько затруднено и имеет некоторую специфику. Взрослому следует помнить о следующем. Необходимо предупреждать малыша о своих прикосновениях к нему или о предстоящем взаимодействии. Голос взрослого не должен быть слишком громким. Громкие звуки, шум вокруг незрячего ребенка, еще не имеющего достаточного жизненного опыта, оглушают его и затрудняют понимание того, что происходит вокруг. Незрячий малыш в большей степени, чем зрячий сверстник,  испытывает потребность в тесном телесном контакте с окружающими. Поэтому, играя с ребенком, обучая его практическим умениям, сажаю его к себе на колени или располагаюсь так, чтобы у малыша была возможность дотронуться до меня, и тем самым получить поддержку и приобрести уверенность в своих проявлениях. Помня о том, что незрячему или слабовидящему малышу недоступно или трудно воспринять наши мимические проявления эмоций ( улыбку, гримасу,удивление и др.), поэтому для побуждения эмоциональной его отзывчивости к происходящему, наш голос должен быть интонационно окрашен в соответствии с ситуацией и содержанием общения.
  8. И, наконец, воспитывая  незрячего малыша или ребенка с глубоким нарушением зрения, мы родители ни в коем случае не должны ограничивать его социальные контакты. Важно настроить себя позитивно на возможные расспросы, «косые взгляды» окружающих, некоторое не понимание ими проблем вашего малыша. Такие ситуации всегда будут иметь место, следует зто помнить. Но это не повод для того, чтобы обеднять жизнь вашего ребенка. Ведь общение ребенка с разными людьми —  это путь познания человеческих отношений, а общение со сверстниками — это еще и познание себя.  Поэтому следуем правилу: мы  с нашим малышом открыты для общения с другими людьми.

Итак, уважаемые родители, постараемся  осмыслить эти правила и следовать им, воспитывая своего незрячего малыша, помня о том, что между слепым и зрячим ребенком больше сходного, чем различного.

 

Развитие осязания и мелкой моторики у дошкольников с нарушением зрения

Дошкольный возраст в жизни каждого ребенка — очень важный период для его дальнейшего развития. Ведь в это время развивается и формируется «фундамент» его личности. Особенно важен этот период для ребенка с нарушением зрения, так как в этом возрасте у него должны сформироваться механизмы адаптации, которые позволят ему приспособиться к беспрепятственному функционированию в окружающем его мире без зрительного контроля. Это очень трудная задача для маленького человечка, мы не можем рассчитывать на то, что ребенок сам, естественным образом, приспособится к преодолению трудностей, вытекающих из его инвалидности. Уже с первых месяцев и лет жизни он должен иметь постоянную и систематическую помощь со стороны родителей.

Одной из важных потребностей развития дошкольников со зрительными нарушениями является получение как можно большего количества информации из окружающего мира при помощи всех его сохранных органов чувств. Именно через остаточное зрение, слух, осязание, обоняние, вкус ребенок создает себе фундамент дальнейшего развития — физического и умственного.

Дети дошкольного возраста играют в разные игры. Игровая деятельность многообразна, в процессе ее ребенок развивается психически и физически, идет процесс формирования его личности.

Для ребенка с нарушением зрения игра приобретает особое значение, поскольку помогает увереннее входить в мир реальных вещей и отношений. В дидактической игре создаются такие условия, в которых каждый ребенок получает возможность самостоятельно действовать в определенной ситуации или с определенными предметами, приобретая собственный опыт. При этом происходит развитие всех его сохранных анализаторов, то есть создаются условия для осуществления сенсорного воспитания.

Почему такое большое значение уделяется развитию этих навыков, зачем нужно развивать осязание и мелкую моторику у детей со зрительной патологией? Потому что осязание выступает мощным средством компенсации нарушенного зрения, потому что именно осязание позволяет малышу, имеющему проблемы со зрением, познать признаки и свойства окружающего мира. Действительно, разве можно с помощью слуха или обоняния узнать длину или высоту предмета, структуру его поверхности? Учеными давно доказано, что осязание имеет тот же механизм, что и зрение. Ведь если зрячий человек рассматривает какой-то большой предмет, глаза его движутся по контуру этого предмета, точно так же руки незрячего движутся по контуру этого предмета при обследовании. И глаз, и рука способны отразить форму, величину, направление, удаление, телесность, покой и движение. Помимо перечисленных категорий глаз различает краски и тени. Рука чувствует плотность тела, его гладкость или шероховатость и степень нагретости. Рука, ощупывающая предметы, дает незрячему все, что дает нам глаз, за исключением окрашенности предметов и чувствования вдаль, за пределы длины руки. Их основное сходство – в двигательном поведении.

Вместе с тем, как показывает практика, часто родители незрячего ребенка, уделяя много внимания его интеллектуальному развитию, не заботятся о развитии его осязания. Многие взрослые, жалея малыша, не дают проявить ему самостоятельность в быту — кормят его, одевают, обувают. А ведь социально-бытовые навыки — хорошая основа для развития мелкой моторики. Действительно, застегивая пуговицы, застежку-«молнию», зашнуровывая ботинки, завязывая бантики дети учатся совершать точные координированные движения. Все эти навыки очень пригодятся им при обучении в школе, ведь чтение и письмо по Брайлю (рельефно-точечным шрифтом) предполагает высокий уровень развития осязания и мелкой моторики.

Необходимо отметить, что слабовидящие дети, как ни покажется это странным для некоторых родителей, нуждаются в развитии этих навыков в большей степени, чем слепые. В повседневной жизни такие малыши привыкли пользоваться своим зрением для познания окружающего, а оно у них дефектное, поэтому дети получают ограниченную, а иногда и искаженную информацию об окружающем. Поэтому таких детей надо учить рациональному использованию остаточного зрения и осязания.

Таким образом, осязание и мелкая моторика

  • помогают ребенку с нарушением зрения исследовать, сравнивать, классифицировать окружающие его предметы, позволяя тем самым лучше познать мир, в котором он живет;
  • навыки тонкой моторики позволяют ребенку обслуживать себя;
  • позволяют ребенку на равных со зрячими участвовать в играх;
  • способствуют повышению самооценки ребенка, т.к. дают возможность приобрести социальный опыт.

Рекомендации по развитию готовности сохранных анализаторов к восприятию признаков и свойств окружающего мира.

Мелкую моторику.

Формировать захватывающие движения ладонью, пальцами, умение удерживать и манипулировать предметами, необходимыми в быту (полотенце, расческа, ложка, чашка, тарелка, карандаши, кисть и др.), и игрушками. Развивать умение вкладывать, нанизывать, шнуровать, завязывать.

Осязательное восприятия пространства.

Формировать способы активного осязания (дети могут передви­гаться, ощупывая руками стены, шкафы, кровати); умение различать и сопоставлять некоторые свойства предметов по форме, температуре, характеру поверхности, материалу (бумага, ткань).

Формировать умения распознавать подошвами ног некоторые покрытия (ковер в кукольном уголке, кафельный пол в туалете, паркет и линолеум в групповом помещении); соотносить конкретные признаки с некоторыми помещениями («Скажи, где ты находишься? Какая это комната? Что в ней делают?»).

Слуховое восприятия пространства.

Развивать умения локализовать направление по звуку, голосу (неподвижный и перемещающийся источник в замкнутом простран­стве); игры со звучащим мячом, колокольчиком; узнавать предметы по звукам, сопровождающим действие с ними (предметы обихода, находящиеся в постоянном пользовании у детей в детском саду и дома); формировать умение различать по голосам окружающих людей (мама, воспитатель, няня, медсестра и др.); узнавать голоса животных.

Обонятельное восприятия.

Подводить детей к пониманию того, что предметы имеют разные запахи. Знакомить детей с некоторыми запахами и учить локализовать их (запах пищи, медкабинета).

Зрительное восприятия пространства.

Формировать умение узнавать предметы знакомого пространства с помощью остаточного зрения, учить выделять зрительные признаки предметов, наполняющих знакомое пространство (цвет, форма, величина), воспринимать хорошо знакомые предметы в контрастном цветовом изображении.

Ориентировка на своем теле, телах близких людей.   

  1. Ориентировка на своем теле и телах близких людей.

Формировать представления о собственном теле ребенка, умение находить и показывать части тела и лица, определять парные орга­ны.

Развивать умение ориентироваться по сторонам собственного тела «на себя» и «от себя», правильно употреблять слова «справа», «слева», различать пространственное направление и уметь показы­вать: впереди-вперед, сзади-назад, налево-слева, направо-справа, вверху-внизу, напротив; правильно употреблять в речи предлоги «за», «перед».

  1. Ориентировка в микропространстве.

Обучать элементарным навыкам ориентировки за столом во время еды и учебно-игровой деятельности, ориентировке на листе бумаги во время рисования, в книге при рассматривании иллюстраций.

Формирование представлений о предметах, наполняющих пространство.

Формировать представления о предметах, наполняющих знакомое пространство (дом, квартира, детский сад): игрушки, мебель, посуда, одежда; формировать навыки обследования данных предметов; учить использовать эти предметы в практической деятельности и при ориентировке; соотносить реальные предметы с их моделями, цветным изображением.

Обучение ориентировке в замкнутом и свободном про­странствах.

Учить ориентировке на основе непосредственного чувственного восприятия (расположение групповых помещений: раздевалка, игровая комната, спальня, туалет)

Изучать пространственную соотнесенность предметов (место­положение предметов: место шкафчика, кровати, игрушек).

Обучать по различным признакам определять предметы обихода и ближайшего окружения, их положения в пространстве, указывать направление движения в пространстве этих предметов.

Формировать навыки все ставить и класть на свои места и навыки безопасного передвижения в пространстве.

Формировать временные понятия (день-ночь).

Развитие общей моторики. Формирование правильной позы и жеста при обследовании предметов и ориентировке.

Развивать умение ходить и бегать, согласуя движения рук и ног,  сохранять равновесие на ограниченной площади опоры, учить ходить в колонне, парами.

Формировать правильную позу’ в положении стоя, сидя за столом, в кресле, при ходьбе, при передвижении и действии с игрушками-каталками и игрушками-двигателями (подготовка к действию с тростью).

Формировать правильный жест, указывающий, направление.

Беседа десятая: Готовимся к школе.

К семи годам у ребенка завершается созревание всех отделов головного мозга и только с этого времени ребенок готов к обучению в школе. Некоторые родители, не учитывая этого фактора, пытаются «внедрить» своих чад (как здоровых, так и с нарушениями развития) в школу с шести, а то и с пяти лет, испытывая при этом «гордость» за ребенка. Хорошо, если через 8 – 12 лет выяснится только бессмысленность такого решения.

Есть дети, для которых школьные нагрузки и в 7 лет чрезмерны и, возможно, для них имеет смысл начало учебы перенести еще на год. Но плохо и упустить момент «готовности» ребёнка к учебной деятельности, он может «перерасти». Для решения вопроса — идти ребенку в школу в этом году или нет, необходимо посоветоваться со специалистами. Советов специалистов ДДУ в данном случае не достаточно. Им, иногда, «не хочется отпускать» семилетнего «умненького ребеночка» от себя. А их совет часто «созвучен» с Вашим желанием – «продлить ребенку детство». Для принятия решения целесообразно посоветоваться со специалистами школы или медико – психолого-педагогических консультаций. В марте – апреле в каждой школе работают медико – психолого-педагогические комиссии по комплектованию первого класса на новый учебный год. В комиссии входят специалисты школы хорошо знающие незрячих детей и особенности их обучения. В крупных городах, при органах управления образования («Гороно», департаменты по образованию и т.п.) в течение года работают медико – психолого-педагогических консультаций, помогающие родителям разобраться с «трудностями», возникающими у ребенка в процессе учебы, в том числе и при поступлении в школу. В консультациях работают специалисты разного профиля. Обратитесь туда. Заключения, которые выносят такие комиссии и (или) консультации, являются рекомендательными, но относиться к ним надо серьезно, даже если они не совпадают с вашим мнением.

Что значит готовить ребенка к школе? Многие родители считают, что надо научить его читать, писать, считать и чем лучше он будет это делать, тем лучше его готовность к школе! А так ли это? Ведь всему этому и многому другому обязаны научить в школе. Так стоит ли дублировать учителей? Не спешите это делать, Вы можете совершить ошибки, которые потом придется исправлять учителям.

К шести годам я научил Максима читать книги для слепых (напечатанные брайлевским шрифтом). Когда он начал учиться в школе (в 7,5 лет), выяснилось, что я научил его читать правой рукой, а методика обучения слепых чтению предусматривает правую руку в качестве «ведущей» по строке, а левую – «читающей». В дальнейшем почти все школьники осваивают чтение обеими руками. Эта моя ошибка не сказалась на дальнейшей учебе сына, но создала ему определенные трудности. Его соученики, не умевшие читать до школы, к пятому классу освоили чтение обеими руками, а у Максима до сих пор есть сложности при чтении левой рукой. Умение читать обеими руками для слепого не прихоть, а необходимость. Например, изучая музыкальное произведение и сидя за фортепиано, надо попеременно держать одну руку на клавишах, а другой рукой считывать нотный текст, поочередно для левой и правой руки[1].

Как же готовить незрячего ребенка к школе?

Да, так же как и зрячего ребенка.

Во-первых, надо научить ребенка хорошо и правильно говорить. Тифлопедагоги отмечают: «Речь слепого и слабовидящего … имеет свои особенности формирования — изменяется темп развития, нарушается словарно-семантическая сторона речи, появляется «формализм», накопление зна­чительного количества слов, не связанных с конкретным содержа­нием»[2]. У незрячего ребенка, не видящего артикуляцию, часто возникают логопедические[3] нарушения, которые с возрастом усугубляются. «Детей с речевыми нарушениями среди слепых встречается в 4-5 раз больше. Отставание в речи включает довольно большое коли­чество детей с нарушением артикуляции (замены, смешение звуков), го­лоса (звуковые модуляции, громкость), атипичность речи, заикание».[4]

И не всегда рядом окажется логопед, способный устранить речевые нарушения у незрячего ребенка. Поэтому необходимо принять все меры, чтобы в домашних условиях нарушения речи были сведены до минимума.

Один из способов постановки правильной речи у ребенка — это «погружение» его в среду, где звучит «правильная» речь. Этого можно достигнуть не только тем, что все окружающие будут «правильно» говорить, что не всегда возможно, но и используя технические средства. Желательно, чтобы ребенок с раннего детства имел возможность слушать аудиозаписи: сказки, песни, тесты, записанные на профессиональном оборудовании и озвученные артистами и дикторами. Дома должна быть создана зона (комната, угол), в которой ребенку ни кто не мешал бы слушать аудиозаписи. К 2,5 – 3 годам незрячий ребенок может научиться управляться почти с любой звуковоспроизводящей аппаратурой. При выборе музыкальных записей необходимо учитывать не свои пристрастия, а качество записи, возраст ребенка и соответствие музыкального сопровождения темпераменту и интересам ребенка.

По моему мнению, у Максима сформировалась правильная речь и развился абсолютный музыкальный слух благодаря тому, что в нашем доме с первых дней появления в нем сына звучали музыкальные сказки, детские песни и другие музыкальными произведениями. Уже в 3 года Максим мог сам самостоятельно включить проигрыватель, поставить на диск пластинку[5] и опустить на неё звукосниматель. В четырехлетнем возрасте Максим достаточно чисто проговаривал и «пропевал» многие отрывки, прослушанных песен и сказок. Лет с четырех он стал самостоятельно находить интересующую пластинку, определяя её вначале по размеру и фактуре конверта, а позже по наклейкам с условными выпуклыми надписями. Надписи, которые мы вместе с ним сделали на каждой пластинке, содержали 2 — 4 знака записанные брайлевским шрифтом и соответствовали начальным буквам названия пластинки. Таким образом мы пометили более сотни пластинок.

Во-вторых, к школе ребенок должен научиться придерживаться распорядка дня, обслуживать себя, находить нужные вещи и убирать их на место, одеваться, самостоятельно есть и т.д. В общем, делать все, о чем мы говорили ранее.

Очень важно научить ребенка уметь сидеть и слушать определенное время, не мешая другим. Научить ребенка этому можно во время походов в театр, на концерты и смотря вместе телевизор. Ребенок должен научиться тихо сидеть и внимательно слушать речь актеров и звуки, идущие со сцены (от телевизора), а вы, сидя рядом, комментируете происходящее на сцене (экране). Конечно, если Вы начнете делать комментарии по ходу спектакля, сидя в партере, да ещё в первых рядах («ведь ребенок плохо видит»), то Вас «зашушукают» окружающие, и это испортить у ребенка все впечатление от похода в театр. То же само произойдет, если при совместном просмотре телепередачи Вы будете отвлекаться на разговоры с другими членами семьи, телефонные звонки или домашние дела. Поэтому когда пойдете в театр договоритесь с администратором, билетерами о месте в ложе или в другом укромном уголке зала, где ребенок мог бы хорошо слышать, что происходит на сцене, а Вы могли бы делать комментарии, не мешая другим. Дома договоритесь со всеми, что во время совместного просмотра передач Вы недоступны ни для кого, кроме ребенка. Обязательно ходите с ребенком на детские праздники: новогодние ёлки, различные утренники, массовые гуляния.

В-третьих, чтобы ребенок учился в благоприятной для него атмосфере необходимо правильно выбрать школу. Для многих людей словосочетания «школа – интернат для…» или «коррекционное образовательное учреждение…» вызывает дрожь. Большое число родителей считают, что, отдав ребенка в такое учреждение, они ставят на всей его будущей жизни «клеймо». А так ли это?

В нашей стране, дети с глубокими нарушениями зрения обучаются в школах – интернатах для слепых и (или) слабовидящих детей.

Первая школа при Александро — Мариинском попечительстве слепых была основана в Санкт-Петербурге в 1881 г. по инициативе замечательного общественного деятеля XIX века Константина Карловича Крота[6]. С этого времени в России ведется отсчет систематического образования слепых. Сегодня в школах для слепых и слабовидящих детей предоставляется детям комплекс образовательных, социальных, медицинских и других реабилитационных услуг. Образование в школе проводится по образовательным стандартам, соответствующим стандартам общеобразовательной школы. Это позволяет детям после окончания школы получать профессиональное образование наравне со зрячими сверстниками. Педагоги и воспитатели имеют тифлопедагогическое образование, поэтому при обучении детей используют соответствующие методики. В классах для слепых детей учатся не более 8 чел, а в классах для слабовидящих — 16 чел.

При каждой школе имеется интернат для слепых и слабовидящих детей, живущих далеко. В интернате детям предоставляется спальное место с бесплатными постельными принадлежностями, оборудованы санитарно-гигиенические помещения, места для хранения личных вещей. Оставлять ребенка в интернате или ежедневно привозить его на занятия – решают родители совместно с администрацией школы в начале учебного года. Никто не имеет право требовать от родителей оставить ребенка в школе во внеурочное время. Для детей, проживающих в интернате, предоставляется бесплатное четырех – пяти разовое питание.

Нельзя сказать, что в интернатах условия проживания соответствуют домашним или даже близки к ним. К сожалению, в спальнях одновременно могут спать от 4 до 10 чел. Если это еще допустимо для дошкольников и в какой-то мере для учащихся начальной школы, то для детей старшего возраста, по моему мнению, это вообще не допустимо. По западным меркам в комнате должно проживать не более 2 чел. Но существующие интернаты достались нам из предшествующего периода «поголовного коллективизма» и по понятиям советских чиновников от образования – интернат, это не место проживания, а место «временного пребывания». И никого не смущало, что дети в течение 12 лет обучения почти 1/6 времени вынуждены были обитать в местах «временного пребывания». Сегодня администрация многих школ пытается исправить данное положение, но для создания цивилизованных условий проживания в интернатах необходимы большие капитальные затраты, которых у школ нет.

Проживание ребенка во время обучения в интернате, имеет две стороны медали, влияющие на становление ребенка намного больше, чем условия проживания (пребывания).

С одной стороны — опыт слепых выпускников школы, пользующихся интернатом и не пользующихся им, показывает, что дети, прожившие в интернате школьные годы, оказываются более коммуникабельными, более мобильными и более неприхотливыми, чем их «домашние» соученики. «Интернатные» выпускники оказываются в дальнейшем более независимыми, более легкими на подъем и более самостоятельными, но не всегда готовыми к самообслуживанию в части приготовления пищи, стирки белья и других «домашних» трудностей, которые за них делали работники школы. Но в дальнейшем, жизнь заставит научиться и этому.

С другой стороны – проживание в интернате, вдали от семьи приводит к нарушению семейных связей между ребенком и его родственниками, т.к. часто некоторые дети видят родителей только в каникулы. Есть родители, которые, отправив ребенка в школу с интернатом, считают, что их обязанности и ответственность за воспитание ребенка полностью переходит школе, а им остается только «ждать» результатов. Но в этом случае срабатывает эффект «бабушки», о котором я говорил в шестой беседе. «Бабушкой» по воле родителей становится школа.

Проживание в интернате имеет свои плюсы и минусы, но максимальное использование плюсов интерната и сведение до минимума действие минусов зависит в первую очередь от родителей.

В-четвертых, необходимо выбрать форму образования, соответствующую возможностям ребенка. Сегодня Федеральные Законы «Об образовании»[7] и «О социальной защите инвалидов»[8] дают право родителям выбирать школу или требовать «обучение … по полной общеобразовательной или индивидуальной программе на дому».[9] Некоторым детям, имеющим сочетанные нарушения, медико – психолого — педагогические комиссии (консультации) предлагают обучение на дому. Обычно такая форма рекомендуется незрячим детям, имеющим серьезные поведенческие отклонения, вызванные нарушениями ментального[10] характера, или детям, имеющим серьезные нарушения в передвижении, нарушения опорно-двигательного аппарата. Таких детей не много и для них, к сожалению, обучение на дому — единственная форма учебы. Кто сталкивался с этой формой обучения, тот знает её неэффективность, и сколько труда нужно вложить родителям, чтобы ребенок получил приемлемое общее образование. Результативность этой формы обучения зависит от того, как родители сумеют совместить свои возможности обучать ребенка с той, реальной, помощью, которую может им оказать школа.

Бывают случаи, когда некоторые родители требуют надомной формы обучения для своего незрячего ребенка, не имеющего других нарушений. Основанием для такого требования они выдвигают следующие причины: «далеко живем»; «не хотим, чтобы наш ребенок общался с другими «брошенными» детьми этого «вонючего» интерната»; или «я считаю, что в школе будут учить не тому, что нужно моему ребенку» и т.п.

Несколько лет назад я участвовал в конференции посвященной библиотечному обслуживанию слепых. Конференция проходила в одном из красивейших городов Сибири. На секции, посвященной образованию, работниками городской музыкальной школы, был представлен слепой мальчик 9 – 10 лет, который сыграл на синтезаторе несколько популярных вещей. У большинства участников конференции, знавших об обучении слепых через призму библиотечного дела, это выступление вызвало восторг и умиление. По завершению выступления я поинтересовался у преподавателей музыкальной школы: «Знает ли ребенок ноты, записанные брайлевским шрифтом». На что, получил ответ: «Ребенок обучается на слух, а ноты по Брайлю школой не используются, нет специалистов». По мнению директора музыкальной школы для данного ребенка это и не обязательно так, как у него абсолютный слух. Сидящие рядом работники школы слепых (одной из лучших в Сибири), с горечью посетовали: «Очень способный мальчик, но его мама считает, что в школе слепых учат не тому, что надо её сыну, и категорически не хочет, чтобы её сын посещал школу слепых. Добившись надомного обучения, основной упор сделала на музыкальном образовании».

Услышав ответ сотрудников музыкальной школы и сетование работников школы слепых, мне вспомнилась другая семья «слепого музыканта», историю взросления, которого я наблюдал более 10 лет.

Слепой мальчик уже в 12-13 лет незаурядно играл на фортепиано. Музыке он начал обучаться в обычной районной музыкальной школе, ещё до создания в Санкт-Петербурге при школе-интернате для слепых детей музыкальной школы. На слух он мог выучить серьезные музыкальные произведения. Общеобразовательные предметы изучал в школе для слепых. Родители ежедневно привозили его в школу, а после занятий забирали домой. Занятия в общеобразовательной школе, в музыкальной школе, постоянные поездки – все это создавало напряженный ритм жизни для семьи. Родители стойко преодолевали все трудности. Да и было ради чего, по оценкам специалистов ребенок имел неординарный, самобытный стиль игры. Школой — интернат и общественной организацией родителей города семье оказывалась всевозможная помощь: создавались условия для участия ребенка в концертной деятельности, в том числе за рубежом; семья участвовала в летних творческих мастерских, организуемых на юге; учителя «закрывали глаза» на его учебные «успехи» по некоторым предметам. Когда он стал учиться в старших классах, подключили специалистов (в том числе из-за рубежа), готовых организовать его дальнейшее музыкальное образование. Но дальнейшее музыкальное образование требовало иного принципиального подхода: необходимо уметь читать ноты, записанные рельефно – точечным шрифтом; знать сольфеджио; музыкальную литературу; приучиться к самообслуживанию; освоить пространственную ориентировку, хорошо знать иностранный язык. Но родители не согласились со специалистами. По их мнению, ничего менять не надо, их одаренный ребенок «проживет» и без этих «ненужных трудностей». Проходят годы, семья живет прежней напряженной жизнью. Но, специалисты все ниже и ниже оценивали его музыкальный уровень. После окончания школы поступает на очное отделение музыкального факультета одного из Вузов Санкт-Петербурга. Но учиться на дневном отделении не смог, не хватило ни только музыкальной грамотности, но и элементарной самостоятельности. А родителям с каждым годом становится все труднее и труднее помогать сыну — возраст берет своё. Перебрался на вечернюю, затем заочную форму обучения, а свою неудачу объясняет тем, что «слепые музыканты никому не нужны». При этом он почему-то забывает о других выпускниках школы для слепых, успешно обучающихся на очном факультете того же Вуза и не плохо «подрабатывающих» музыкой.

После того, как увели мальчика, я рассказал участникам секции эту историю, надеясь, что она заставит задуматься присутствующую маму над будущей судьбой своего сына. Научиться играть без нот на синтезаторе, для ребенка, не лишенного слуха, не так уж и сложно, и даже некоторое время на этом можно получать дивиденды. Родители счастливы — у них такой выдающийся ребенок! Им кажется, что так будет всегда и будущее ребенка очевидно. Но, не научившись читать ноты, не освоив сольфеджио, не изучив музыкальную литературу, ребенок, как бы он не был одарен, через несколько лет останавливается в своем музыкальном развитии. А отсутствие навыков самостоятельности сведет на нет и другие «детские достижения». К сожалению, реакцию мамы на мое выступление я так и не узнал.

Об аналогичных случаях Вам могут поведать работники многих школ для слепых детей. Музыкальное образование всегда считалось важным элементом развития незрячих детей, поэтому в каждой школе для слепых обязательно действуют музыкальные кружки, где дети учатся играть на фортепиано, аккордеоне и других инструментов, изучают нотную грамоту, сольфеджио. В Санкт–Петербурге, Армавире и других городах при школах слепых действую специальные музыкальные школы (отделения), где незрячим детям дается начальное музыкальное образование, позволяющее им в дальнейшем получить среднее и высшее профессиональное музыкальное образование. В Курске работает музыкальное училище – интернат для слепых.

Надомная форма обучения для некоторых родителей кажется более безопасной: ребенок всегда на глазах, не наберется «плохого» — родитель может научить только «хорошему». А так ли это? Да, человек, имеющий хорошее среднее или высшее образование, может самостоятельно обучить ребенком почти по всей программе средней школы, но сумеет ли он обучить ребенка самой главной науке жизни – общению. Общению со сверстниками, с другими взрослыми людьми, а не только с людьми «ближнего круга». Сумеет ли он научиться перенимать чужой опыт, а не только опыт мамы в борьбе «за место под солнцем»? Вряд ли. Опыт жизни незрячих выпускников, ставших «надомниками» по воле родителей, да и других детей «хорошо» опекаемых родителями, подтверждает это. Роль родителей не в том, чтобы подменить собой учителей, воспитателей и других специалистов, а том что бы найти те необходимые и достаточные условия образования для своего ребенка, дающие ему возможность максимально почерпнуть в школьные годы от окружающих всё «хорошее» и научиться понимать, что значит «плохое».

В 90-х годах в среде родительской и научно – педагогической общественности России широко обсуждался вопрос об интегрированном[11] образовании. Идея интегрированного образования, основанная на абсолютизации прав человека и пришедшая к нам с Запада в конце 80 — годов, на первый взгляд, очень заманчива и проста. Ребенок с отклонениями в развитии получает образование не в специальной школе, а в обычной, рядом с домом, вместе со здоровыми сверстниками, а органы образования создают для обучения необходимые условия. Родители, вспоминая свои школьные годы, считают, что обучение в обычной школе «лучше» и более «надежное» (в свое время так же думал и я), но мало кто задумывается над тем, как практически можно организовать процесс обучение ребенка с нарушением развития, в условиях массовой школы.

Сегодня, основываясь на анализе возможностей нашей системы образования, её традициях, опыте реализации этой идеи в странах запада: Швеции, США, Великобритании, Финляндии и других, считаю, что у нас организовывать интегрированное образование не целесообразно. Особенно это касается детей, имеющих сенсорные, церебральные или опорно-двигательные нарушения. Это связано с рядом объективных причин: неготовностью общества; недостатком финансовых средств, выделяемых на образование; отсутствием соответствующих специалистов и другими причинами. Опыт западных стран, например Швеции, где интегрированное образование стало законодательно широко внедряться в 70 — 80 –х годах, показал, что данная форма образования может быть приемлема не для всех детей, имеющих нарушения в развитии. В прошлое десятилетие часть родителей добилась для своих частично зрячих и слабовидящих детей возможности обучаться в обычных школах. Их опыт показывает, что, за редким исключением, интеграция молодого незрячего человека в общество зрячих проходит легче после получения «нормального» образования в специальной школе, нежели в период его обучения в массовой школе с «хорошо» организованным интегрированным образованием. «Хорошая» организация интегрированного образования обычно осуществлялась силами родителей.

[1] Ноты, записанные с помощью брайлевского шрифта, для правой и левой пишутся в отдельных строках и считываются сначала для одной руки, затем для другой. (авт.)

[2] Солнцева Л.И. Тифлопсихология детства М.: «Полиграф сервис», 2000. – 250 с. стр. 99

[3] Логопедия [гр. logos слово, речь + paideia воспитание, обучение] раздел дефектологии, изучающий вопросы постановки правильной речи, предупреждение и устранения её дефектов СИС

[4] Солнцева Л.И. Тифлопсихология детства М.: «Полиграф сервис», 2000. – 250 с. стр. 101

[5] В конце 80 годах недорогие и качественны аудио записи можно было найти, в основном, на виниловых пластинках. (Прим.авт.).

[6] Первый Институт для слепых взрослых мальчиков был основан в 1807 году в Санкт-Петербурге. Учредителем этого учебного заведения был Валентин Гаюи, приглашенный Императором Александром I. Руководство учебным заведением осуществляли Валентин Гаюи и е го 17-летний воспитанник слепец Шарль Фурнье. Обучали детей по программе, разработанной В. Гаюи: французский язык, музыка и некоторые ремесла.

(Учебные заведения для слепых детей в России Сизова А.И. – www.EyeNews.ru)

[7] Закон РФ «Об Образовании»

[8] Закон РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24.11. 1995 года № 181 – ФЗ (в редакции Федерального закона от 23.10.2003 № 132-ФЗ).

[9] Там же. ст. 18

[10] От слова менталитет (фр. mentalité) – склад ума; мироощущение, мировосприятие; психология. ССИС

[11] Интеграция (лат. integratio восстановление, восполнение) процесс взаимного приспособления, расширения сотрудничества. (прим. Авт.)

Беседа девятая: Поездки по делам.

В жизни каждой семьи возникает необходимость оставить дом на некоторое время для поездок: по делам, за покупками, в гости, в театр, да мало ли куда! Не все поездки необходимо совершать вместе с маленьким ребенком, но, как правило, многие поездки связаны с обеспечением его интересов: покупки, посещение театров, утренников, знакомых и т.п. Для нормального развития ребенка (особенно если ему больше трех лет) участие ребенка в таких поездках является если не необходимым, то желательным. И здесь перед многими родителями возникает вопрос, как ехать: на машине или общественном транспорте? Для многих, имеющих личный автотранспорт, ответ однозначен — зачем толкаться в автобусе, трамвае, метро…, когда на машине лучше, да и быстрее!

Действительно, поездки на легковом автомобиле намного комфортнее, чем поездка в общественном транспорте, но поездки с незрячим ребенком в общественном транспорте, являются хорошим средством познания окружающего мира, развития его пространственной ориентировки, коммуникативных способностей. По моему мнению, такие поездки должны быть достаточно частыми (не менее 2 раз в неделю) и разнообразными (по виду транспорта и направлению), по крайней мере, в период с 3 до 7 – 9 лет.

Расскажу историю, которую поведала мне одна женщина. Мне очень памятна эта встреча. В 1989 году на Большом проспекте Петроградской стороны Ленинграда мое внимание привлекла аккуратно одетая женщина 30 – 35 лет, переходящая улицу. В её руках была белая трость. Я помог ей перейти. Выяснилось, что она идет в магазин, мимо которого я буду проходить. Предложил довести, она согласилась. Сказав, что у меня незрячий сын, посетовал на транспортные проблемы. В ответ услышал её историю.

Она была единственным и долгожданным ребенком в интеллигентной потомственной семье врачей, проживающих в своем фамильном доме в одном из городов Приуралья. Родилась она тотально слепой. Не имея возможности ещё иметь детей, родители не отказались от неё и решили сделать все для будущего своей единственной дочери. Дошкольное детство она провела дома, мать ушла с работы и полностью посвятила себя дочери. Родители много занимались её интеллектуальным развитием: в доме всегда была музыка, ей много читали, учили играть на фортепиано, с раннего детства возили на концерты, детские праздники. Почти все поездки совершались на служебном автомобиле отца. Когда ей исполнилось семь лет, отец продает свой дом, фамильное имущество и семья переезжает в другой город, где есть школа слепых. Новый дом на окраине города. Отец покупает автомобиль, и ежедневно возит её в школу. Почти каждое лето они выезжают отдыхать на юг. Да и вообще, она не помнит ни одной своей поездки из дома не на автомобиле. Школьные годы проходят без хлопот, она с отличием оканчивает школу. Интеллектуальна развита, обладает хорошим объемом гуманитарных знаний. Родители находят способ перебраться жить в Ленинград, чтобы она могла учиться в Вузе. Вроде бы все прекрасно. Она готовится к поступлению в институт, но тут, в одночасье, умирают отец и мать. Слепая девушка в чужом городе практически без средств к существованию, остается одна. Дальним родственникам с Приуралья она не нужна. Ужас, охвативший её, чуть не привел к самоубийству. На её счастье, по соседству проживала одинокая пожилая женщина, тоже слепая. Она помогла не только выжить моей спутнице, но и научила её всему: ухаживать за собой, готовить, стирать, шить – т.е. всем житейским премудростям, которым не научили родители. Правда Вуз она закончить так и не сумела.

В заключение своего рассказа, поинтересовавшись, сколько лет сыну, моя спутница сказала: «Ни в коем случае сейчас не покупайте машину, учите своего ребенка ездить в общественном транспорте. Он должен знать город, должен уметь ходить и ездить по городу сам. Знать, как и на чем добраться в нужное место, как себя вести в транспорте, как просить помощи, чтобы войти в автобус (трамвай, троллейбус, вагон) или выйти из него. Всё это оказалась для меня самой трудной наукой в жизни. Моя наставница на моё обучение пользоваться общественным транспортом потратила почти шесть лет».

Этот пример показывает, что «слепая» любовь родителей может привести к очень печальным последствиям. Без любви нельзя ребенка «поставить» на ноги, но любовь должна быть продуктивной, каждый родитель должен всегда задавать себе вопрос – «А как ребенок будет жить, когда не станет меня?», и делать все, чтобы ребенок мог, когда вырастет, жить или самостоятельно, или, не становясь обузой, использовать поддержку других людей (не обязательно родственников).

Бывают случаи, когда у ребенка не только нарушения зрения, но имеются и другие нарушения в развитии, так называемые сочетанные отклонения в развитии, и для него всю жизнь будет требоваться постоянная помощь других. Если в случае смерти родителей другие родственники не могут оказывать ему нужную помощь (в жизни бывает все), то такие дети (обычно уже старше 18 лет) попадают в учреждения социальной защиты – интернаты (дома для инвалидов и престарелых). И если ребенок не был подготовлен к жизни в этих, новых, условиях, то жизнь в интернате для него (и для обсуживающего персонала) превращается в кошмар на многие месяцы, а то и годы. Не все выдерживают этот кошмар и погибают. Случается это не потому, что в интернатах «плохие» условия и ли «злой, вредный» персонал, а потому, что ребенок оказался неподготовленным родителями к жизни без них.

Когда же родители с раннего детства помогают своим незрячим детям освоить окружающий мир, не создают для них «тепличных» условий, то из детей вырастают активные самостоятельные люди, успешно решающие свои жизненные проблемы, несмотря на слепоту.

Около десяти лет назад у меня на рабочем столе раздался телефонный звонок. Я снял трубку. Приятный женский голос спросил меня, я ответил, что у телефона. Женщина назвала свое имя, фамилию и сказала: «Я проездом, из Москвы, нахожусь на Московском вокзале, хочу зайти к Вам и познакомиться с деятельностью вашей организации. Есть ли возможность встретиться в ближайшее время, и если – да, то как до Вас добраться?» В этот день у меня была назначена деловая встреча, но до неё было ещё часа два. Рассудив, что за это время, я успею принять московскую гостью (ей на дорогу от Московского вокзала до нас 20 – 25 мин., 30 – 40 мин. на рассказ о нашей деятельности, а за оставшееся время я успею собраться и не опоздаю на деловую встречу), я ответил, что готов встретиться. Назвал адрес и объяснил, как добраться: «Спуститесь в метро, проедете одну остановку. Выйдя из станции метро, повернете по проспекту направо, перейдя вторую улицу, идите направо, дойдя до подворотни нашего дома, войдите во двор, на противоположной стене двора наша вывеска. Вход к нам слева от вывески».

Прошло 25 мин., затем еще 20, а гостьи не было (мобильные телефоны в те годы ещё не были распространены). Я уже начал сожалеть о том, что согласился на эту незапланированную встречу, как меня позвали. Вышел в коридор и увидел миловидную молодую женщину. Глаза её были закрыты большими темными очками, а в руках она держала белую трость. Мне стала понятна причина её задержки — её никто не сопровождал, она пришла к нам одна, основываясь на моих объяснениях по телефону.

Так я впервые встретился с Ириной З. – удивительно активным и жизнерадостным человеком. В тот раз моя встреча с Ириной продлилась более двух часов, она меня настолько заинтересовала, что я договорился о переносе деловой встречи на другое время. В дальнейшем я неоднократно встречался с Ириной на различных мероприятиях в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России. На одних мероприятиях она была с сопровождающих, на других одна. Мы часто с ней разговаривали об образовании слепых, их жизни; её интересовало, как идут дела у Максима, как он учится, как работает школа и другое. Меня восхищала её самостоятельность, жизнерадостность, жажда деятельности. Как-то в разговоре она мне сказала: «Я очень благодарю свою маму, за то, что она в детстве никогда не ограждала меня и не ограничивала от окружающей жизни».

Среди слепых я встречал много интересных, жизнерадостных людей: Дима Б. из Уфы – ровесник моего старшего зрячего сына, но в отличие от него, ставший уже дважды отцом; Олег П. – мой ровесник, поэт, прошедший хорошую жизненную школу, активный функционер Общества слепых, сделавший много для выживания Санкт-Петербургской организации ВОС, в тяжелые 80 и 90 – е годы XX столетия, один из создателей издательства «Чтение» и многие, многие другие. И все они отмечают, что основа их жизненных успехов была заложена родителями в детстве и закреплена во время обучения в школе для слепых.

Конечно, необходимость и потребность самостоятельно ездить у Вашего ребенка, появиться только в 15 – 20 лет, т.е. к концу обучения в школе. До этого у него будет размеренная жизнь, определенная школой, при «жесткой» опеке со стороны взрослых: родителей, учителей, воспитателей. Но подготавливать его к реализации этой потребности необходимо с первых годов жизни.

Поэтому, прежде чем выбрать в качестве транспорта для деловой поездки легковой автомобиль, подумайте, а будет ли для Вашего ребенка такая поездка полезна. Может быть, поездка на трамвае, автобусе, метро для ребенка более интересны. Да, для поездки на общественном транспорте с маленьким, да ещё со слепым ребенком, приходится выбирать время, когда транспорт не переполнен. Придется потратить больше времени. Появятся и другие «неудобства», но так ли они значимы, чем те проблемы, которые возникнут перед Вашим ребенком и соответственно перед Вами, через энное количество лет.

Если Вы решили ехать с ребенком на общественном транспорте, то заранее расскажите ему, куда и зачем вы едете, где находится интересующее Вас место. На каком транспорте поедете и т.д. Во время поездки необходимо объяснять причину любого «пугающего» шума и рассказывать обо всем, что может представлять интерес для ребенка – каждая поездка должна превратиться в средство познания окружающего мира.

При поездке на общественном транспорте возникает много «мелких» трудностей, которые мы с Вами не замечаем, но при поездке с незрячим ребенком они могут вылиться в серьезные неприятности или травмы. Расскажу о некоторых из них.

При посадке в транспорт ребенка лет до четырех — пяти можно взять на руки и внести, но когда он становится «неподъемным», надо учить его входить в двери автобуса, трамвая, троллейбуса. Кажется, что это так просто: подождать, когда подъедет автобус, откроет двери, подойти к дверям, поставить одну ногу на ступеньку, затем другую и войти в салон. Если с Вами зрячий ребенок, то он, основываясь на своем зрительном опыте, довольно быстро решит эту задачу, держась за Вашу руку. Но незрячий ребенок не имеет такого опыта и знает автобус по издаваемому им шуму, по его покачиванию во время движения и другим слуховым, тактильным и обонятельным ощущениям, которые, естественно, не могут дать полноценного образа. Конечно, игрушечные автобусы, помогут сформировать общее представление, но необходимо найти возможность и обследовать с ребенком транспортное средство. Об этом всегда можно договориться с водителем на конечной остановке, пока транспортное средство «отдыхает» и в нем нет пассажиров. Два – три таких обследования позволят ребенку понять, как надо входить, выходить, проходить между кресел и садиться в них.

Но одно дело посадка в «отдыхающий» автобус и совсем другое дело — в остановившийся на одну-две минуту на промежуточной остановке. Во-первых, старайтесь пользоваться передней дверью, по крайней мере, на начальном этапе. Во – вторых, при посадке не надо ребенка подталкивать к входу, пытаясь, наклонившись и взяв его под мышки, «впихнуть» перед собой – есть опасность, что водитель не увидит Вас с ребенком в зеркало заднего вида и начнет закрывать двери – это уже опасно. Лучше, подойдя к двери держа ребенка за руку и убедившись, что Вам не мешают входить, поставить одну ногу на подножку вплотную к створке открытой двери. Поверьте, даже нежная женская ножка в изящной туфельке без вреда для себя и обуви спокойно удержит в этом положении дверь и не даст её закрыться, если водитель, не заметив Вас, нажмет кнопку «закрыть двери». Водитель же, ни когда не начнет движение при открытых дверях и поэтому, обратит на Вас внимание и исправит свою «оплошность».

Поставив ногу на подножку, поддерживая ребенка за руку и подсказывая ему, как действовать: «Шагни ближе, найди рукой борт автобуса (угол дверного проема, перила), обопрись, подними ногу, ступи на подножку» и т. п., введите ребенка в салон. Сами входите за ним. Выходить нужно аналогично, только первым выходите Вы и, придерживая ногой дверь, помогаете ребенку выйти. Чем чаще Вы будете ездить, тем быстрее освоите эту процедуру, скоро она станет обычной.

Войдя в салон, некоторые сразу же начинают требовать, от сидящих пассажиров, чтобы уступили место незрячему ребенку (инвалиду). Такое требование выглядит (как бы мягче сказать) не очень тактично по отношению к ребенку. Как правило, если ребенок маленький, Вам и так кто-нибудь уступит место, не обращая внимания на «особенность» ребенка. Когда ребенок подрастет, то он может и постоять. Главное научить ребенка держаться за поручни, спинки кресел, расставив для устойчивости пошире ноги. С возрастом ребенок научится сам находить в салоне комфортное место, а когда он будет ездить с белой тростью, о чем мы будем говорить позже, окружающие всегда помогут.

Некоторые пассажиры в конце своей поездки, начинают готовиться к выходу заранее — за 1- 2 остановки до нужной: встают с сидения, пробираются к выходу и, встав перед ним, мешают выходящим и входящим, возмущаясь при этом, что их толкают. Не подражайте им, особенно, если едете с незрячим ребенком. Дождитесь, когда после остановки, предшествующей вашей, двери закроются и транспорт, набрав скорость, начнет равномерно двигаться. Тогда вставайте и пробирайтесь к выходу. Гарантирую, что успеете выйти и вывести ребенка.

Максим к 7 годам легко и спокойно входил и выходил из транспорта, без проблем и травм ездил со мной даже в часы пик. Он имел представления о многих видах наземного, воздушного, водного транспорта. Конечно, его представления существенно отличались от представления зрячего ребенка, но для чего нужен транспорт и как на нем ездят (летают, плавают) он знал. Для него не совсем было ясно, почему «стучат» колеса вагона, с этим он разобрался позднее, но этот стук не вызывал у него страха. Позднее, в начальной школе, мы проехали почти по всем станциям метро, используя различные варианты пересадок с линии на линию, и он узнал, что к месту назначения можно добраться разными маршрутами. Всё это сегодня (в студенческие годы) позволяет ему без сопровождающего ездить по городу.

В начале беседы я сказал, что «поездки должны быть достаточно частыми…, по крайней мере, в период с 3 до 7 – 9 лет». Почему? Да потому, что это самые продуктивные годы для познания – все навыки, освоенные в детстве, остаются на всю жизнь.

Беседа восьмая: Гуляем, знакомимся, общаемся.

Совместные прогулки хороший способ познания окружающего мира. Цель прогулки (совместного выхода из дома) может быть разной: деловой, развлекательной или для здоро-вья, но все прогулки должны быть познавательными. Особенности деловых и развлекатель-ных прогулок (поездок) обсудим позже, а сейчас поговорим о прогулках для здоровья.
Пока ребенок маленький, на прогулках его возят в коляске. Во время таких прогулок, если ребенок не спит, то с ним необходимо как можно больше говорить, комментируя все происходящее вокруг (о важности такого общения с незрячим ребенком мы говорили в чет-вертой беседе). Поэтому при покупке коляски в первую очередь обратите внимание ни на её цвет или «престижность», ни на наличие полиэтиленовых чехлов, амортизаторов или другой атрибутики, а на то, как в ней будет сидеть ребенок: лицом или спиной к Вам. Если взрослый видит лицо ребенка, то легко заметит и оценит его реакцию на уличный шум, атмосферные осадки, ветер и другие пугающие факторы и, следовательно, своевременно объяснит происходящее, что поможет ребенку не пугаться.
Когда ребенок начнет самостоятельно ходить, то с ним можно будет совершать и пе-шеходные прогулки. Расскажу о своих прогулках с сыном, которые мы стали совершать с ним на втором году его жизни.
Пешие прогулки мы совершали в одном из старинных парков, вытянувшихся вдоль дороги от Санкт-Петербурга до Петродворца. Парк имеет интересный двухуровневый ланд-шафтом с обширными лужайками, окаймленными вековыми деревьями, с большими пруда-ми, перекрытыми плотинами, с мостами через ручьи. В парке были детские и спортивные площадки. Детские площадки были оборудованы бревенчатыми домиками, пирамидами, стенками. На спортивных площадках стояли простые тренажеры, качели, шведские стенки. Можно было найти деревья, пригодные для лазания.
Обычно мы гуляли, когда в парке было мало народу , в основном – пожилые пары, мамы и бабушки с маленькими детьми. Вначале мы так же, как и они, чинно ходили по до-рожкам, держась за руки и беседуя. Потом, убедившись, что никто не носится по парку на велосипедах или мопедах, я предоставлял сыну максимально возможную свободу. Он сам выбирал маршрут: ходил по дорожкам, газонам, между деревьев, залезал под кусты, исследо-вал канавы, лужи, высохшие пруды. Я всегда находился рядом, в пределах 5 — 10 метров, держа сына в поле зрения и делая комментарии по ходу его движения: в какую сторону он идет (к дому, к остановке, к пруду), на чем стоит (на дорожке, траве, опавшей листве), что и где шумит (водопад, машины на шоссе, дети на детской площадке), что он задел или обо что споткнулся, почему не нужно идти вперед (влево, вправо), откуда исходит запах и т.д. При необходимости предупреждал сына о возможной «встрече» с деревом, кустом, канавой. Если же он, не учтя предупреждение, запутывался в ветках кустов или, споткнувшись о корни де-ревьев, падал, или, «не заметив» склона, «съезжал» по нему, то я подсказывал ему, как вы-браться. Но там, где было действительно опасно, например, на берегу водоёма, брал сына за руку, и мы вместе обследовали прибрежную часть.
Чтобы защитить во время прогулок лицо ребенка от травм, которые могли появиться в результате «случайных встреч» с ветками, стволами кустов, деревьев или другими предмета-ми, ему всегда надевали головной убор с козырьком и темные очки. Очки защищали не толь-ко от травм, но и от любопытных взглядов и ненужных вопросов случайных попутчиков, когда у сына стали заметны анатомические изменения глазниц и глазных яблок.
Активные прогулки и развитие вестибулярного аппарата (о чем я рассказывал в чет-вертой беседе) позволили добиться того, что уже в 2 года сын обрел уверенную вертикаль-ную позу, к 2,5 годам мог самостоятельно ходить нормальным шагом и даже делать малень-кие пробежки. Удерживание незрячим ребенком вертикальной позы, правильное перестанов-ка ног при ходьбе важны как для его нормального развития, так и для его безопасности. Ре-бенок с каждым годом становиться все выше и тяжелее. При падении (если он споткнется из-за неправильной походки) увеличивается опасность травм, а Вам все труднее становиться удерживать его за руку, когда он «заваливается».
В три года у сына появились свои любимые места в парке: пруд с водопадами, «зве-нящий» мост, домик «Бабы – Яги», пирамида из бревен, качающееся бревно и другие. Он неплохо освоил их территорию, замечал происходящие изменения, без моей помощи залезал в домики, под пирамиду, на бревно. Со временем освоили спортивные тренажеры, научились «лазать» по деревьям. Первоначальное знакомство со всеми игровыми объектами парка происходило вместе, я помогал сыну познакомиться с ними, используя приемы «использования ложки» или «надевания одежды», описанные мною в предшествующих беседах. После первоначального знакомства, которое могло повторяться неоднократно, я мог побыть в роли обычного родителя, «пасущего» ребенка на прогулке.
Прогулки мы совершали 1-2 раза в неделю по полтора – два часа, как правило, пеш-ком, а зимой, при хорошем снеге, на санках. Сын очень любил самостоятельно кататься на санках по склонам гор. Как он этому научился? Санками мы пользовались с полуторалетнего возраста, но настоящая «прогулочная» зима для него наступила после 3,5 лет. Естественно, в самом начале я его просто возил в санках, а с горок катался вместе с ним. Когда он «освоил» санки — почувствовал, как в них надо сидеть, держаться, тормозить ногами, как вести себя, если санки «завалятся», я обучил его кататься с гор. Для этого, выбрав подходящий склон горы, сначала скатывался вмести с ним, помогал внизу вылезти из саней, найти веревку от них, поставить на полозья, если они завалились, а затем подняться вверх по склону.
Передвижение любого маленького ребенка по склону, с которого другие катятся на санках или лыжах, таит опасность столкновения. Поэтому надо научить ребенка выбирать самое безопасное направление. В данном случае — это подниматься только вверх по склону, а не поперек его. Наверху, после того как сын снова усаживался в санки, я помогал ему ногами найти нужное направление и, убедившись в отсутствии других желающих скатиться с горы, отпускал санки вместе с ним. Оставаясь наверху, наблюдал за сыном. Внизу, остановившись, он вылезал из санок, и начинал подниматься вверх, а я хлопками в ладоши помогал ему сориентироваться в направлении движения или голосом давал необходимые указания: «влево», «вправо», «стой» и т.д. При необходимости я всегда мог сбежать вниз и помочь сыну. Таким образом он катался с гор каждую зиму до 10 — 12 лет. С шести лет Максим катался в компании старших братьев, которые проявляли даже большее внимание к его безопасности, чем я. Бывали случаи столкновения с другими катающимися – у кого их не бывает — но никогда не было серьезных травм.
В 5-6 лет Максим научился кататься с ледяных горок. В этом случае необходимо научить ребенка, съехав вниз, быстро убежать (отползти) с зеркала катка в сторону и четко, по шуму, издаваемому скатывающимися, и профилю поверхности, вдоль ледяной горки, определять расположение зеркала катка.
Аналогично мы совершали прогулки летом, выезжая на дачу. Ходили пешком, ездили вдвоем на велосипеде: в лес собирать грибы и ягоды, купаться на озеро, за покупками в мага-зины…
Во время прогулок сын знакомился с другими детьми, принимал участие в совместных играх. Незрячему ребенку в два года сложно играть на равных со зрячими сверстниками, но он уже к трем годам он может водить хороводы, делать простые движения по команде ведущего. Если есть возможность включить ребенка в коллективную игру, не отказывайтесь от неё, играйте вместе с ним. В хороводе, держа ребенка за руку, Вы сможете легко ему помочь скоординировать свои движения, а он, держась за Вашу руку, будет уверенно чувствовать себя.
Кроме коллективных игр, ребенка надо приучать к играм в паре с другим ребенком. Не все зрячие дети могут стать хорошими партнерами, поэтому придется заняться поиском. Обычно с незрячим ребенком 2 – 4 летнего возраста успешно играют дети, старше его на полтора – два года. Они ещё не совсем понимают, что с их товарищем, но с помощью взрос-лых могут учитывать во время игры особенности его поведения. Наблюдайте за игрой детей, и, если есть необходимость, подскажите или помогите Вашему ребенку освоить нужные движения. Не спешите вмешиваться в их игру, если Вам показалось, что зрячий ребенок сво-ей активностью «забивает» Вашего или немного жульничает, используя недостатки зрения партнера в свою пользу. Придет время, когда Ваш ребенок, освоив «правила игры», сам раз-берется в проблемах, возникающих у него с партнером. Во время совместной игры зрячий ребенок может дать незрячему ребенку столько новых умений, навыков и знаний, сколько не смогут дать несколько взрослый, потратив на это в десятки раз больше времени. Если у зря-чего ребенка не получается игра с Вашим ребенком или его действия могут привести к не-приятностям, то, найдя повод, прекратите игры и уведите своего ребенка. Только ни в коем случае не ругайте зрячего ребенка и не говорите плохо о нем при Вашем ребенке. У ребенка не должно быть ни страха, ни негативного отношения к другим детям. В следующий раз найдёте другого, более разумного партнера.
Часто родители детей – инвалидов говорят: «Вы, что не знаете, как жестоки здоровые дети? Они могут называть моего ребенка слепым, инвалидом! А это же так ужасно! Такая душевная травма для сына (дочки). Нет, мой ребенок не будет (не может) играть вместе со здоровыми детьми». Давайте попробуем разобраться, что же в действительности происходит в такой ситуации, и чьё душевное спокойствие она нарушает: Ваше или вашего ребенка — до-школьника?
Во-первых, в дошкольном возрасте, да и в начальной школе, детям не свойственна же-стокость и если они проявляют акты жестокости по отношению к своим товарищам по играм, то это, как правило, вина окружающих взрослых. Дети в этом возрасте скорее чересчур честны и называют все вещи своими именами. Если им взрослый объяснил, что их товарищ по игре слепой (инвалид), то при определенных условиях это и будет сказано во всеуслышание. Ребенок еще не понимает что это такое, но скажет про это в тех же выражениях и с теми же интонациями, с которыми ему давал пояснения взрослый. А вот не допустить «определенных условий» обязанность взрослых и как это сделать мы уже говорили.
Во-вторых, Ваш ребенок также не понимает, что такое слепота или инвалидность, и не мучается по этому поводу. Мучиться по этому поводу он будет только в том случае, если Вы или ваше окружение уже «вбили» ему в голову мысль о своем «несчастье» — вспомните четвертую беседу. В повести Короленко «Слепой музыкант» говорится о том, что слепой ребенок «страдает» оттого, что не видит свет. Но разве человек может страдать от того, чего не знает? Ваш ребенок начнет понимать, что такое видеть – не видеть, к годам десяти, а что такое свет ещё позднее. Поэтому он, скорее всего, пропустит мимо ушей «оскорбление» — слепой (инвалид) и продолжит игру. Но может и прервать её, услышав Ваш возмущенный голос.
В-третьих. А почему надо скрывать от Вашего ребенка наличие у него особенностей зрения. На них не следует акцентировать внимание, но и не нужно их скрывать. Да это и не удастся: в 3 – 4 года ребенок захочет сеть на трехколёсный велосипед, как соседский Петя, или задаст вопрос «Почему Маша может бегать на перегонки, а я нет»? И на все это надо найти нужный ответ или альтернативу. Придется объяснить, например, — «Петя может кататься на велосипеде сам, а ты, из-за того, что плохо видишь, сможешь ездить только со мной, но зато на большом двухколёсном велосипеде». Или: — «Маша может хорошо днем бегать на перегонки, зато в темноте ты быстрее её найдешь нужную вещь на ощупь». У Вашего ребенка начнется формироваться понимание того, что все люди разные: один может лучше делать одно, а другой другое. Это поможет ребенку в будущем не обращать внимания на некорректные замечания окружающих по поводу его недостатков.
В подтверждение ранее сказанному опишу случай, происшедший с моим сыном на да-че, когда ему было шесть с половиной лет. Максим играл на участке вместе с братьями-погодками, отдыхающими по соседству с нами. Старшему — Сереже — через месяц исполня-лось 9 лет, а Алеши был на год с небольшим младше. Они часто играли вместе с Максимом на нашем или на своем участке, ходили с нами в лес, на озеро и хорошо знали особенности Максима. В этот день я привез из города тифломагнитофон и сказки, записанные на кассетах – так называемые «говорящие книги». Максим хорошо знавший магнитофон, стал его пока-зывать товарищам. Для братьев такой магнитофон был в новинку, и это вызвало некоторый ажиотаж. Для демонстрации особенностей магнитофона Максим вручил его Сереже, а сам стал доставать кассету из коробки. Какое – то неверное движение и кассета полетела в густую траву. Максим полез в траву за кассетой. А Сергей, держа в руках магнитофон, дернулся и закричал: «Максим, я сам, ты же слепо…» и осекся, сообразив, что сказал что-то не то. А Максим, быстро пошарив рукой в траве и найдя кассету, сказал: «Зато я лучше тебя слышу и знаю, куда она упала» и, подойдя к Сереже, стал заправлять кассету в магнитофон. Алексей был так заинтересован магнитофоном, что даже не заметил ни неловкости Максима, ни «оплошности» брата. Дальше знакомство с магнитофоном пошло своим чередом, а я продолжил заниматься своими делами. Должен сказать правду, что при возгласе — «…ты же слепо…», у меня ёкнуло сердце, но ответ сына сразу же его успокоил.
Наблюдая за играми Максима с соседскими детьми, мы быстро выявили тех, кому можно было полностью доверить Максима, а кому нет. С Сережей и Алексеем, как вместе, так и по отдельности, спокойно отпускали Максима гулять за территорию участка. Еще было 3 – 4 ребенка в возрасте от 6 до 10 лет, с которым мы спокойно отпускали сына. Особенно памятна девочка Саша, на 1,5 года старше Максима. Она с большим интересом играла с ним во всевозможные игры, как у нас на участке, так и вне его, и за два летних месяца дала ему столько полезного, сколько не дали бы все взрослые нашей семьи за год. А вот при появле-нии на нашем участке её ровесницы Люды мы были настороже. Все её игры сводились к пряткам, прыжкам, беготне и крикам. Мы разрешали ей играть с сыном только на нашем участке. Люда всегда была победительницей в играх с Максимом, но могла в любой момент оставить его одного и убежать по своим делам, ни кого не предупредив. Но даже такое обще-ние приносило Максиму свою пользу. Вскоре, без всякой нашей подсказки, у него выработа-лось осторожное отношение к Люде и, когда были другие дети, он предпочитал играть и об-щаться с ними.
Расскажу некоторые эпизоды взаимоотношения Максима с братьями. У Максима есть родной брат – Дима, который на 10,5 лет старше, и много двоюродных и троюродных брать-ев. Со временем было налажено общение со всеми братьями, но наиболее близкими оно сло-жилось с двумя: родным братом и с двоюродным – Мишей, старше Максима на 4 года.
С двухлетнего возраста, Максим оставался на попечение Димы. Они быстро находили общий язык, но разница в возрасте долго не способствовала развитию их близких отношений. Настоящие братские отношения у них стали складываться позже, когда Максим учился в старших классах школы.
У Миши с Максимом братские отношения сложились быстрее. Первые их совместные игры начались, когда Максиму было 2,5 — 3 года. Мы достаточно часто гуляли вместе, и Ми-ша рано перенял у меня приемы взаимодействия с Максимом. В 8,5 лет Максиму подарили компьютер, который они на пару быстро освоили. Ведущим был Миша, он научил Максима пользоваться клавиатурой и работать с программами. Они часто сидели рядом перед монито-ром, Максим чего – то выяснял, а Михаил объяснял или показывал. Через полгода Максим мог на слух самостоятельно сыграть в некоторые игры – «стрелялки», дойдя до 3 – 4 уровня. Мишка был для Максима непререкаемым авторитетом. Их дружба дала обоим очень много.
Благодаря Мише Максим отучился от навязчивого движения — давление глаз согнуты-ми фалангами пальцев. Этот вид навязчивого движения наблюдается практически у всех де-тей с РН. Не допустить, а тем более избавиться от этой привычки очень сложно. У некоторых она наблюдается и в двадцатилетнем возрасте.
С девятилетнего возраста Максим каждое лето выезжал, с группой незрячих детей, иг-рающих на духовых инструментах, в детский оздоровительный лагерь. Этим летом вместе с Максимом в лагерь поехал Миша. Максиму было уже 12 лет, но он ни как не мог избавиться от привычки давить глаза. Миша, зная это, постоянно одергивал Максима. Наступил день, когда Мише надоело делать замечания брату (стыдно перед товарищами), и, зная, что Мак-сим не любит сыра, Миша поставил условие: «Максим, десять раз надавишь на глаза – съешь кусок сыра». Товарищи поддержали и пообещали пожертвовать на это свои куски сыра. Пе-ред Максимом стоял выбор: не давить глаза или быть накормленным сыром. Не принять это условие старшего брата, да ещё поддержанное товарищами, Максиму не позволило самолю-бие. В тот же день Максим съел несколько кусков сыра. На другой день – два куска. На тре-тий или четвертый день — ни одного. С той поры Максим не давит глаза и с улыбкой вспоми-нает эту историю, съедая очередной бутерброд с сыром (со временем он научился и этому). Мы отучали Максима от давления глаз более 10 лет, а Миша, при поддержке товарищей, ре-шил эту задачу в течение нескольких дней.
На этом примере хорошо видно, что в детских коллективах часто решаются коррекци-онные задачи, непосильные для взрослых. Но направлять ребенка, имеющего нарушения в развитии в обычный лагерь без создания специальных условий нельзя, а создание таких условий во многом зависит от родителей.
Например, по инициативе общественной организации родителей Санкт-Петербурга, в которой я работал, был организован отдых детей – инвалидов. Ежегодно с 1992 года из Санкт-Петербурга выезжают на отдых в оздоровительные учреждения (лагеря, пансионаты) Ленинградской области, Карелии, Черноморского побережья несколько тысяч детей, имею-щих различные отклонения в развитии. Дети отдыхают в сопровождении родителей или в составе детских групп.
Я расскажу только о выездах групп незрячих детей в обычный детский оздоровитель-ный лагерь. Мы направляли в лагерь детей, объединенных общим интересом, группами по 15 – 30 чел. В составе группы обязательно было несколько зрячих детей. Вместе с детьми выезжали кто-нибудь из работников школы, на 6 — 8 детей один взрослый — сопровождающий. Бывало, что в качестве сопровождающих привлекались отдельные родители, но это было очень редко. Участие родителей, как правило, создавало некоторую дисгармонию во взаимоотношениях участников поездки. Отдых каждой группы проводился по социально – реабилитационной программе: «Духовой оркестр», «Хор и оркестр», «Ориентировка в больших пространствах», «Спортивное развитие» и др. В группу входили дети разного школьного возраста. В лагере каждая группа становилась отрядом и жила своей жизнью, определенной реабилитационной программой. Это создавало некоторую обособленность группы от остальных отрядов, но не исключало её участие в общей жизни лагеря. Дети участвовали почти во всех лагерных мероприятиям. Духовой оркестр играл на всех массовых мероприятиях лагеря. Почти в каждом заезде организовывались выступления творческих коллективов незрячих детей и обязательно несколько номеров выставлялись на общелагерных концертах. Знание способностей друг друга, взаимоподдержка, хорошее взаимопонимание с сопровождающими позволяло детям в кратчайшие сроки (иногда за сутки) готовиться к конкурсам, «кавээнам» и неоднократно занимать первые места. В свободное время от репетиций, тренировок и других «дел», предусмотренных программой, дети занимались в лагерных кружках и секциях. Мальчики с хорошим остатком зрения играли с детьми из других отрядов в спортивные игры. Девочки участвовали в костюмированных балах, различных выставках и конкурсах. Все ходили на дискотеки. Дети за три недели пребывания в лагере, осваивали то, чему родители не могли научить их месяцами. Педагоги музыкальной школы говорили: — «В лагерях, на репетициях делалось больше, чем за две — три четверти учебного года».
Поездка на отдых без родителей, стали хорошим средством развития самостоятельно-сти у детей и приобретения навыков общения со зрячими сверстниками. После каждой такой поездки дети приезжали окрепшие, полные чувства собственного достоинства. По отзывам самих детей, отдых с родителями не всегда давал такой эмоциональной зарядки, какую они получали в лагере.
Гуляйте, знакомьтесь, общайтесь. С раннего детства приучайте детей к самостоятель-ности, к познанию окружающего мира. Не ограждайте ребенка от общения со зрячими деть-ми. Наступить время, когда Вы и окружающие будут относиться к нему, как к обычному ре-бенку, со своими «особенностями», а у Вас появиться время для собственного отдыха — без него. А какое это удовольствие – отдыхать, не беспокоясь о ребенке!